На росстанях

Оцените материал
(0 голосов)

                      ***
Что головою качаешь, люпин?
Лучше скажи:
                   я любим? Не любим?

Струи дождя в невесомом хмелю,
Вы отвечайте:
                  Люблю? Не люблю?

Птицы, деревья, лесное зверьё!
Где оно прячется, счастье моё?

И тишиною дохнул окоём:
– В сердце твоём.

                                        1971

               ***

Не вольна, говоришь?
Не вольна?
Я – не половец. Лишь
Возлюби же волну ковыля,
И уральскую зябкую тишь,
И мерцанье всплывающих рыб,
И скольжение облачных глыб,
И неслышный пролёт журавля,
Шёпот звёзд в поднебесье услышь.
И пойми: это наша земля
Навсегда.
Неслучайно, не вдруг.

Поутру
Не шелохнет в Урале вода…
Полонянка, услада, беда.

                                       1972

  НА РОССТАНЯХ

Всё было: ярость и рыданья,
Слова прицельно, наповал…
Декабрь – месяц умиранья.
Он сразу за весной настал.

Ах, календарные причуды –
Шаманство метеобюро!
Свои сердечные остуды
Мы копим, как Кощей добро.

Зачем? Зачем?
             Кто нам расскажет,
Зачем пустили на распил
Не двор с сараями, что нажит,
Но душу? Ту, которой жил.

Ты ждал покоя и свободы.
И вот они к тебе пришли.
Декабрь. Льды сковали воды.
Снега дороги замели.

           АНТОНОВКА

Антоновкой запахло в доме.
А это значит, летний зной
И всплеск зарниц на небосклоне
Уже остались за спиной,

Как за стеною монастырской.
Нам уготован снежный Пост,
И ветер ледяной, настырный,
И смерть реки.
                И майских звёзд

Отцветшее великолепье…
Но тщетно,
          Смерть, торжествовать!
Нам завещало щедро Лето
Душистых яблок благодать.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

– Октябрь, бродяга, замри, погоди.
Я знаю, что ждёт меня там, впереди,
Где плач и раздёрганный плащ золотой.
И дом бесприютный, и вечный постой.
И хладные воды Урала-реки,
И ветки под ветром, как взмахи руки.
Руки бестелесной из сумрачных снов…
Октябрь, постой! Я ещё не готов
С тобой в безвозвратный отправиться путь.
Присядь на дорожку. Со мною побудь.
Замри на мгновенье, не плачь надо мной.
А он отвечает: «Я ветер сквозной,
Неостановимый, коль время пришло.
Лечу, увлекаю с собою тепло.
И ты, повинуясь, сбирайся, дружок.
Котомку возьми, прихвати посошок.
Тебя ждёт разъезженная колея.
Сомненья оставь! Она точно твоя.
По ней свой остатний размеривай путь.
Авось, доберёшься туда как-нибудь,
Где встретит тебя окончание дня.
Ступай же!
              И зла не держи на меня…».

 ОЖИДАНИЕ СНА

Ночь на краешек постели
Сядет и молчит, молчит…
Что же, сон, на самом деле,
Ты нейдёшь ко мне в ночи?
Где ты бродишь, заплутавший?
Сколько ждать? Ответствуй мне!
Кто-то бестелесный машет
Сквозь кромешный мрак в окне,
Слышно: мчатся, что есть мочи,
Леденящие ветра,
Свищут, хлещут среди ночи…
Ворожат: пришла пора.
Коль Господь наметил сроки,
Знай: иного не дано…
Клён иззябший, одинокий
Изо тьмы стучит в окно.

  ***

Вот и лето улетает…
Не собьёшь, как птицу, влёт.
Цепко за сердце хватает
Верный признак: скоро лёд.

Дармовым теплом изнежен,
Ты не хочешь понимать:
Час прощанья неизбежен,
И его не миновать.

Он пока невероятен,
Он противу естества,
Но всё больше рыжих пятен
Щедро дарит нам листва.

А однажды, утром снежным
Подойдёшь взглянуть в окно…
То, что было неизбежным,
Наступило. Вот оно;

Белоснежное безмолвье,
За метелями – метель.
Там сугробы в изголовье,
В белом кружеве постель.

И хотя приметы эти
Из сознанья не изъять,
Празднуй листьев многоцветье
Перед тем, как улетать.

Т.Р.

  ***

Мы были счастливы с тобой.
                            И что ни говори,
Извне другому не понять,
                    что мы храним внутри.
А там – дорога в Коптяки.
                        Обочь тропы грибы.
Но нам неведомы пути
                        отмеренной судьбы.
И где закончится наш путь,
                      узнать нам не дано…
Тропинка эта в соснячке
                           подзаросла давно.
Идём с тобой. Берём грибы.
                             Корзина тяжелей.
Всё глубже в лес, всё глуше он,
                      всё меньше наших дней.
Но впереди нас ждёт ночлег.
                        В нём снизойдёт покой.
А в этом сне тропа сквозь лес
                           и ярый дух грибной.

                                                10.05.19

 СОРОК ДНЕЙ

Кому повем свою печаль?
Поведаю кому,
Что свет померк в твоих очах
И отошёл во тьму?

Когда слова в устах твоих
Навеки запеклись,
И голос ласковый утих,
Движенья пресеклись.

Кому? Небесной вышине,
Там, где душа твоя
Незримо улыбнулась мне,
Любови не тая.

Рыков Павел

Павел Георгиевич Рыков родился в Москве в 1945 году. Окончил Московский государственный институт культуры. С 1988 по 2012 год руководил Государственной телерадиокомпанией «Оренбург». Поэт, прозаик, драматург. Член Союза писателей России. Лауреат многих международных и российских премий в области радио и телевидения, премии им. В. Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2010), региональной литературной премии им. П. И. Рычкова (2012), (2017), губернаторской премии «Оренбургская лира» (2016), Аксаковской губернаторской премии (2016).

Другие материалы в этой категории: « Амплитуда рассудка Возвращение »