Галчонок Гриша.

Оцените материал
(0 голосов)

Я проснулся от громкого лая Вальдемара. Это пёс моего брата. Подошёл к окну посмотреть, чем встревожена собака. Вальдемар, увидев меня в окне, встал двумя лапами на подоконник со стороны улицы и продолжал отчаянно лаять. Я не заметил ничего необычного, да и никого не было во дворе. Но Вальдемар не унимался.

Накинув куртку, я вышел на улицу, внимательно посмотрел в сторону, куда лаял пёс. Увидел в луже, покрытой тонкой корочкой льда, птенца галки. Ночью был сильный ветер, и, наверное, галчонок выпал из гнезда. Одно крылышко птенца приморозило, и он не мог ос-вободиться из ледяного плена. Я наступил на лужицу, лёд треснул, и крылышко освободилось. Когда взял птенца в руки, услышал, как слабо билось маленькое сердце. Оно ещё живое. Я занёс птенчика в дом и положил его на тёплый пол. Мой старший брат сам построил дом в деревне и сделал пол с подогревом. А я с папой приехал к нему на выходной помочь в делах.

Папа с братом были во дворе, я стал накрывать на стол для завтрака. Во время завтрака брат услышал странный звук и насторожился.

– Неужели мышь?
За диваном сидел птенец и трепыхал одним крылом, второе у него безжизненно висело. Брат посмотрел на галчонка и сказал, что он погибнет, что первая же кошка съест его. Мне стало жалко птенца, я попросил папу взять его с собой в город, показать ветеринару. Брат меня поддержал и помог сделать клетку. В городе папа подвёз меня к ветеринарной клинике, а сам уехал по делам.

В холле клиники было много посетителей с собаками, кошками и да-же с козой. Я подошёл к администратору и спросил, сколько стоит консультация ветеринара, так как переживал, что у меня не хватит денег. Администратор зашла в кабинет ветеринара, и вдруг по се-лектору все услышали такое объявление: «Посетитель с породистым попугаем, прошу пройти в кабинет».

Кроме меня с птичьей клеткой никого не было, поэтому все посети-тели оглянулись на меня. Администратор вышла из кабинета, улыба-ясь, пригласила пройти. Кабинет был просторный, светлый, посере-дине стоял большой железный стол, покрытый клеёнкой. Это было похоже на малую операционную в Центре детской хирургии, где я был, к сожалению, не один раз. У меня подкосились ноги. Доктор приветливо улыбнулся, поздоровался, как будто давно меня знал. И страх исчез. Жестом врач показал, куда поставить клетку.
– Ну, что тут у тебя, показывай.

Я поставил клетку на железный стол, вытащил галчонка. Одним дви-жением руки ветеринар вправил птенцу крылышко. Галчонок взмахнул им, и оно приподнялось, но, видно, боль ещё не утихла, поэтому птенец вновь присмирел. Доктор сказал: «Крыло заживёт, но отпус-кать его сейчас нельзя, так как он очень слаб и не справится один с предстоящей зимой». Врач рассказал мне, как надо ухажи-вать и чем кормить птенца.
Оплату за оказанные услуги ветеринар брать отказался и на проща-ние сказал: «Удачи, коллега».

Домой я возвращался на троллейбусе. В салоне было мало народу, и кондуктор от нечего делать спросила у меня: «Что это за странная клетка с таким необычным обитателем?» Я ответил, что это самый обычный галчонок и у него повреждено крылышко, а я возил его к ветеринару. Кондуктор настолько прониклась сочувствием к птенцу, что даже не захотела брать с меня за проезд.

Дома Гриша, так я назвал своего питомца, быстро освоился. Он почувствовал себя членом нашей семьи. Не буду скрывать, что он ме-ня полюбил. Как только я заходил в комнату, он гордо выходил из клетки, важно пробегал по комоду и садился мне на плечо. И так приятно курлыкал, как будто что­то рассказывал. А иногда он звал меня на кухню, пощипывая клювом за волосы. Так он напоминал, что его надо угостить яйцом или мясной тефтелей.

Но если в комнату входила мама, то Гриша быстренько слетал на комод и пробегал в клетку. Садился на качельку и всем своим ви-дом говорил: «А я что, я ничего, я вот сижу, никуда не бегаю, ничего не пачкаю».
Когда же в комнату заходил папа, тут уж Гриша не стеснялся. На-чинал активно бегать по всем шкафам, садиться то ко мне, то к папе на плечо, негромко покрикивая, словно хотел сказать: «Ну, кто в доме хозяин? Где хочу, там и бегаю, куда хочу, туда и са-жусь». Гриша был очень любопытным. На Масленицу мама развела тесто на блины, но в это время позвонили в домофон. Пока мама отвечала на звонок, Гриша решил попробовать, что готовит мама, да не удержался и соскользнул в тесто. Мама вернулась, а в чашке с тестом Гриша плавает. В наказание мне с папой пришлось купать галчонка, что он очень не любит.
Однажды я ушёл в магазин, а мама в это время мыла окно на кухне. Когда Гриша слетел с подоконника на рядом растущее дерево, мама не заметила.

Я вернулся, но Гриша меня не встретил, как это было обычно. Я стал звать его, искать, вышел на балкон и увидел на тополе гал-чонка. Гриша тоже меня увидел и стал кричать, просить о помощи. Слететь­то слетел, а вот взлететь вновь на подоконник не может, наверное, не верит в свои силы, а может, испугался. Это его пер-вый полёт на свободу. Он сидел на ветке дерева напротив третьего этажа и не знал, как взлететь на пятый. Сидел и беспомощно кри-чал, словно маленький ребёнок. Я не мог придумать, как помочь Грише.

Позвонил брату, он, по счастливой случайности, был по работе в нашем районе и смог быстро приехать и снять Гришу с дерева. Я был счастлив, что мой питомец спасён.

Летом я уехал к брату в деревню и взял галчонка с собой. Первое время Гриша не улетал далеко, но потом в поле встретил стаю галок и больше не вернулся в клетку. Я рад, что галчонок выздоро-вел и смог вернуться в свою стихию, хотя очень скучаю. Каждый раз, когда приезжаю в деревню, выхожу в поле в надежде, что Гри-ша узнает меня и как в старые добрые времена сядет на плечо, покурлычет мне в ухо о своей свободной, счастливой жизни.

Другие материалы в этой категории: « Совёнок. Удод – птица 2016 года в России. »