• Главная

«Я не умею плакать напоказ»

Оцените материал
(0 голосов)

                          ***
От обиды боль не такая, как от ножа,
Обжигает не сразу, но глубже, яростней, злей,
И чем дальше, тем тяжелей от неё дышать,
И почти невозможно забыться, забыть о ней.

Но осколок осеннего неба сквозит в глаза,
Запах первого снега бинтует сквозной ожог,
И нельзя удержать эту боль, и простить нельзя,
Можно только на душу рубцом положить урок.

Можно только глотать, как отраву, тоскливый вой
И слепыми глазами смотреть сквозь завесу век,
Как смыкается небо, седея, над головой,
И ложится, ложится, не тая, солёный снег.

                             ***
Радость, сбитую влёт, на ладони держу.
Режет каждое слово, подобно ножу.
Истекает надежды неровная нить...
И нельзя ничего никому объяснить.
Рассветает. Мне нечего больше сказать.
Обнимает холмы ожерельем гроза.
Я смотрю свою память – немое кино.
... – знаешь, «нас» уже нет.
                             Очень-очень давно.

                      ***
Бьёт под самое сердце тревога.
Нет пощады ни мне, ни тебе...
Есть отличное средство – дорога –
От минувшей к грядущей судьбе.

Даже ради спасения друга
Боль предательства – жгучая боль...
Есть отличное средство – разлука –
От нужды доиграть эту роль.

Пусть ничто не останется прежним,
Новой встречи нельзя избежать...
Есть отличное средство – надежда –
От жестокого права: решать...

                          ***
Шепчет ночь давно забытую быль,
В тёмном небе – льдистый лунный оскал.
А за дверью дышит звёздная пыль,
На которую никто не ступал.

У ночной дороги – тёмная власть.
Уходя, назад уже не смотри...
Снова горькая звезда сорвалась
Над прибоем неизбежной зари.

Где-то там, за поворотом, рассвет,
Набегающий волнами на мрак.
Он залижет неприкаянный след,
Смоет жизни полустёршийся знак.

На солёные ладони песка
Оседает острый запах беды...
Где-то там, за горизонтом, звезда
Всё никак не долетит до воды.

                     ***
Я не умею плакать напоказ –
Давя на жалость, вымогая ласку.
Не вытекают слёзы в прорезь глаз
На скорбную, трагическую маску.
Сухая боль в расширенных зрачках
Да в горле ком – и выдохнуть нет мочи...
Солёный яд – невыплаканный страх
Меня сжигает изнутри и точит.
Страх потерять ещё одну судьбу,
Перевернуть ещё одну страницу,
Убить в себе ещё одну рабу,
Ещё одну трепещущую птицу...
Захлёбываясь болью, как водой,
Саму себя, как вражью крепость, рушу...
Никто не слышит, как в тиши ночной
Уносят слёзы страх, и жизнь, и душу.

                    ***
Не рассказывай обо мне
Той, что будет с тобою после.
Я приснилась тебе во сне
И угасла, как гаснут звёзды.
Не рассказывай ей про лёд
Тёмной страсти превыше воли.
Та, влюблённая, не поймёт
Нашей жгучей, холодной боли.
Отпусти меня и забудь –
Тают сны на исходе ночи.
Был коротким счастливый путь.
Горький будет ещё короче...
Не рассказывай той, живой,
Безмятежной твоей подруге,
Как однажды, утратив всё,
Мы искали себя друг в друге...

                          ***
А за ночь выпал несравненный снег:
Пушистым безупречным покрывалом
Он лёг на землю, и земли не стало,
И время свой остановило бег.
Какой пришёл незыблемый покой:
Ни памяти, ни отзвука, ни ветра,
Ни отсвета свинцового рассвета –
Лишь тишина над ровной белизной.
Ни складочки на белом, ни следа,
И на сердце – бесслёзная усталость...
В просвете туч снежинкой показалась
Ещё не догоревшая звезда.

                         ***
Самая первая в этом году Тоска,
Как за подранком,
Крадётся за мной, близка, Неумолима...
Молчание. Чёрный снег.
Рваное солнце сквозь плотные
Шторы век.
Самая быстрая – память сбивает влёт.
Ей не преграда все стены –
Она войдёт.
Не оторваться.
Не спрятаться. Не сбежать.
Самая жгучая –
Как поцелуй ножа,
Самая верная – та же, что в том году...
Новая трещина
В вечном полярном льду.

                          ***
Что ещё остается? Дышать весной,
Уходить по сугробам под кров лесной,
Падать в снег и видеть, как облака
Сосны держат на медных своих руках.

Что ещё остается? Строчить в тетрадь,
А иначе стихи не дадут дышать:
Хлынут горлом, надвое распластав
Душу, словно художник – лоскут холста.

Что ещё остаётся? Не видеть сны,
Допивать ледяное вино весны
И надежду гасить, уходя, как свет.
...на моё «люблю» тишина в ответ.

                      ***
Первый холод осенний.
Так свеж и чист
Поцелуй ледяного ветра.
Принимаю в ладони опавший лист
Из несбывшегося приветом:
Уводящие в ночь берега реки,
Брат, который меня не встретил,
Не прощённые мной не мои враги,
Не рождённые мною дети.
Смотрит в душу пламенная заря,
Обнимая огнём и стужей.
Под ногами зеркало сентября:
Первый лёд на застывшей луже.
Только шаг за стеклянную эту грань,
В небо, полное облаками,
И не будет будущей, той меня,
Что живёт, обо мне не зная.
Каблуком разбиваю зеркальный лёд,
Растираю в ладонях листья.
Что осталось – ветер пускай несёт
Вдоль по улицам новой жизни.
Это будет моя, лишь моя судьба,
За которую я в ответе...
И опять на мгновенье коснулся лба
Ледяными губами ветер.

Левина Лидия

Лидия Евгеньевна Левина (Измалкина) родилась в Тольятти,  детство провела в селе Большое Алпаево, школу окончила в селе Аксакове Бугурусланского района, а педагогическое училище – в Бугуруслане. Училась в Литературном институте им. А.М. Горького в Москве. Стихи печатались в районной и областной периодике, поэтических сборниках, антологии «Вечный берег», альманахе «Гостиный Двор». Автор книги стихов «У края дождя». Живёт в Бугуруслане.

Последнее от Левина Лидия

Другие материалы в этой категории: « К вопросу о мужчинах Акватория любви »