Версия для печати
1

Придумай сон

Оцените материал
(0 голосов)

             ТЕАТР

В вечном театре без кулис
снова шумный маскарад,
бал актеров и актрис,
звон мечей, сверканье лат.

Роли выбрала судьба,
случай маски подарил.
Стала голой голытьба,
ну а царь – царём царил.

Грязь лохмотьев, блеск корон.
Тут измена и любовь
целовались за столом,
c краской смешивая кровь,

Плач – со смехом пополам,
cлёзы – с горем и водой,
ядом вспененный бальзам
вам предложит друг былой.

Среди мантий королей
и талмудов мудрецов
души спрятались людей,
лица честных и лжецов.

Каждый вжился в роль свою,
да суфлёр сегодня пьян.
Мне б заплакать – я пою,
страх приказывает нам

В бутафорском плыть пруду,
собирать останки снов,
как в горячечном бреду,
в заклинанья верить слов.

Маску ближнего украсть
cтало смыслом всех затей.
Возвышающимся – пасть,
падшим – вознестись скорей.

Дон Жуан монахом стать
хочет, всем чертям назло,
ангел, в беса превратясь,
умилившись, славит зло.

Миллионы жадных губ
пьют, не утоляясь, страсть,
миллионы жалких дум
делят нищету и власть.

Всё вернётся на места,
в театре нет плохих ролей,
и примерит голытьба
маски сверженных царей.

В вечном театре без кулис
снова шумный маскарад –
Сатанинский бенефис
представляет райский сад.

               ***
на белом листочке
обычном прохладном и тонком
из тысячи первом
расставшимся с братьями в стопке
ни слова ни буквы ни знака ни точки
таинственность чуда
мелькают волшебные ручки
рождаются горные цепи
и снежная кромка
украсит упёртые в небо вершины
усилится эхом
безмолвие песни орлиной
стозвучным раскатистым смехом
падёт с высоты камнепадом
распорет суровые тучи
рассыплется градом
дождями умоются кручи
и солнце взойдёт несравненно
прекрасней и лучше
чем тысячи солнц в дни другие
сижу на скамейке
а ты босиком поливаешь
цветы золотые
из старенькой лейки
забытыми снами
в прозрачном и белом
листочек орёл оригами
твоим пахнет телом
и чуть облаками

            ОВАЛ

Во рту овального окна
Я, непроглоченный, лежу.
Кровать – упругая десна,
Как зуб торчу – не выхожу,
Не восхожу большой луной,
Над миром заменяя день
Своей кричащей желтизной.
Я узник – сломанная тень.
Больное, хрипом, «почему?»
Краями букв стучит в овал.
Картечь – прицельно по стеклу
Из глаз двустволки: «Я устал!»
Как я устал... Как я устал
Лежать и чувствовать вину
За тех, кто руки мне связал,
За тех, кто ноги мне связал
И взгляд мой пригвоздил к окну.
Затеял замок Иф игру –
Гляделки в выпуклый овал.
Моргнуть, поддаться мне eму,
Чтоб в смехе стеклами дрожал?!
Взорвусь, внутри меня тротил,
Горит прочитанный роман.
Найду свой клад – ту, что любил,
Я кость, я твёрдый, как таран.
Пусть за окном бушует шторм,
Волной ломает челюсть скал.
Эдмон was born, и я was born.
Осколки… Вдребезги овал!

МОНОЛОГ БИЛЬЯРДНОГО МАРКЕРА О ГОМЕРЕ

Закатилось в лузу солнце-шарик,
В дальний угол – прочь, за горизонт.
Затянули тучи тёмной хмарью,
Как сукном тяжёлым, небосвод
Снова ночь с бессонницей-подругой
Проведём вдвоём, глаза в глаза.
Расскажу ей, как Эол для друга
Из мешка наполнил паруса,
И бирема двинулась к Итаке
Через годы странствий и побед.
Как Гомер – слепой поэт-бродяга,
Вечности оставил свой секрет.
Как потом бездомного признали
Земляком семь древних городов…
Выпьем же, чтоб нас не доставали
Сциллы и Харибды жутких снов.
Чтоб любить сирен я мог до смерти,
И не киксовал любимый кий.
Был бы жив Гомер… Сгубили черти,
Приставали с пойлом: «Вкинь да вкинь!»
Утро, солнце-шар достав из лузы,
Сдует пыль – предгрозовую хмарь,
Погоню бессонницу-обузу
У подъезда выключaть фонарь.

           КЛОУН

Я старею, ну и пусть.
Голос слаб, дрожит колено.
Вновь под гримом прячу грусть
И иду к тебе, арена.

Глуп засаленный мой фрак,
Где в петличке незабудки.
Говорят, что я дурак,
И мои нелепы шутки.

А бывало, град реприз,
Остроумные куплеты
Вызывали крики «бис»,
От поклонников букеты.

Там в семнадцатом ряду
Ты сидела и смеялась,
И в глазах твоих любовь
Настоящею казалась.
Но судьба к актёру зла –
Наступили перемены.
Старость – вот моя вина,
На меня упали цены.

Разучился я смешить,
Знаю, мне пора убраться.
Что поделать? В цирке жизнь,
А за жизнь не грех цепляться.

Надеваю я парик,
Рыжий, вот была потеха,
Только что-то зал затих,
Видно, залу не до смеха.

Там в семнадцатом ряду
Сиротливо жмётся кресло,
Стала верною женой,
Но не мне моя невеста.

На манеж я выхожу,
Чтоб опять сюда вернуться.
Клоун я, пока дышу,
И умру – пускай смеются.

Жизнь свою, воздушный шар,
Надуваю и бросаю,
Чтобы каждый мной играл,
Как я тросточкой играю.

Если же от многих рук
Лопнуть в воздухе придётся,
Пусть порадует вас звук,
Может, кто-то рассмеётся.

     МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ ФРАНСУА

– Месье, я смеялся во время диктанта
Совсем не нарочно – шепнула мне парта,
Что раньше была корабельной сосной.
Но с детства страдала морскою болезнью,
Поэтому плотник Анри из предместья
Поехал на верфь с древесиной другой.
Бедняжке обидно, она проскрипела,
Что дух флибустьера таит её тело.
Зовут океаны: «Покинь материк,
Подальше от классa, от школы, Парижa,
И там, где волна тебе щёки оближет,
Зовись гордо шхуной «Акулий плавник!»
Месье, Вы поверьте, смеялся сквозь слёзы.
В минувшую среду – почище курьёзы.
По нашему парку в обнимку брели
Два карпа в плащах и вишнёвых беретах,
В киоск направлялись, купить там газеты,
Да видно в бистро перебрали шабли.
А пони, который в конюшне Фламандца
Работает частным учителем танцев,
На праздник воскресный устроил канкан:
Подковы на мощных ногах першеронов
Дробили брусчатку, взлетали попоны…
И – сел на свою же фуражку ажан.
... Иллюзии детства живут вместе с нами:
Из капли дождя вдруг родится цунами,
От мелкой обиды случится война.
Пусть взрослым нелепое кажется грустным,
Фантазия пропуском станет в искусство.
– Месье, Вы не будьте строги c Франсуа.

                         ***
Ты живёшь в нереальном мире,
Где прекрасны и виды, и звуки.
Где амуры, как будто бы в тире,
Снаряжают тугие луки.
Затаившись в тени каштанов
И в ветвях молодой омелы,
Достают из узорных колчанов
С золотым оперением стрелы.
Поражают без промаха цели,
И смеются, и бьют в ладоши.
Солнце жмурится в тёплой постели,
Прикасаясь ладонями к коже...
Тонкорунные, добрые звери
И открытые, честные люди –
Я в страну эту тоже верю,
Но её никогда не будет.
Так случилось, нельзя иначе,
Вслед за смехом приходят слёзы.
Моя фея, о чем ты плачешь,
Распустив свои дивные косы?

            СТОРОЖ

Огни прощаются рампы,
Мигая печально-белым,
Им занавес отвечает
Тяжёлой складкой-рукой,
Касаясь в поклоне сцены.
Горят вполнакала лампы,
И пыльное кресло вздыхает
В партере под тощей спиной
Молоденького поэта.
Он сторожем служит в театре,
Засовы кладёт на двери,
А после – один, в тиши,
Сплетает в любовной мантре
Стихи, что страстью согреты,
О юной, прекрасной пери –
Актрисе его души.
Смешной в мешковатой форме
Оставит афишку с текстом
В гримёрке глубокой ночью
И станет взахлеб мечтать,
Как пери, легка и чудесна,
Прочтёт – задрожит в истоме,
Полюбит его заочно,
Захочет к груди прижать.
Падут волшебные замки
Обычным дождливым утром.
Актриса, чужа и гламурна,
Стирая бурную ночь,
Измажет афишу пудрой
И, скомкав любовь как бумагу,
Швырнёт, не читая, в урну,
А сторож отправится прочь…
Живут на земле поэты,
Oни на детей похожи.
Чуть тронь их – они заплачут,
Ударь кулаком – смолчат.
Частенько чужие раны
Своей ощущают кожей.
Им мало любви поплоше,
Oни неземной хотят!

                   ***
я решил тебе придумать cон
если явь не в силах сотворить
завтра день заглянет робко в дом
и подарит солнечную нить
ты не бойся взять её рукой
и смотай светящийся клубок
маленький котёнок золотой
у твоих кольцом свернётся ног
он расскажет сказки давних лет
что забыты нами навсегда
он мурлыка как и я поэт
и влюблён в тебя наверняка
сможет он отвлечь и рассмешить
и понять тоску души твоей
только сохрани златую нить
где-нибудь подальше от людей.

Молчанов Виталий

Виталий Митрофанович Молчанов родился в 1967 году в Баку.  Окончил Московскую академию нефти и газа. Служил в армии. Печатался в «Литературной газете», в журналах «Дети Ра», «День и ночь», альманахах «Лёд и пламень», «Паровозъ», «Гостиный Двор», «Башня», «Чаша круговая»,  в «Антологии русской поэзии XXI века» и др. Лауреат региональной литературной премии им.  П.  И.  Рычкова (2014), премии им. С. Т. Аксакова (2014), премии «Оренбургская лира» (2014), Международного литературного конкурса им. А. И. Куприна (2016), Всероссийской премии им. Д. Н. Мамина-­Сибиряка (2016), Волошинской премии (2016).
Председатель Оренбургского регионального отделения Союза российских писателей, директор областного Дома литераторов им.  С. Т.  Аксакова.

Последнее от Молчанов Виталий

Похожие материалы (по тегу)