• Главная

Духовный оплот.

Оцените материал
(0 голосов)

В последнее время молодые люди стали забывать о Боге. А ведь так важно, чтобы подрастающее поколение шло по верному пути, не забывало свою историю, развивало в себе духовные начала. Где нет Бога, там нет мира. Поэтому в наше время каждый монастырь явля-ется духовным оплотом не только для отдельно взятой местности, но и для всей России.

Многие православные христиане хотят посвятить свою жизнь служению Богу, стать монахами. Что ими движет? Почему происходит так, что человек вдруг решается стать на путь монашества? Отец Серафим, настоятель Свято-Андреевского мужского монастыря, считал так: «Это не объяснишь, – сказал он, комменти-руя собственное решение стать монахом. – Призвание!»

Много-много веков назад на Руси церковь являлась спасительным ковчегом для каждого православного христианина. Люди с благого-вением относились к храмам, туда стремились все.

С тех пор прошло немало времени. Люди забывали о Боге, но вновь возвращались к нему. В последние годы подобное стало происходить гораздо чаще, и это не может не радовать.

Посещая с каждым годом всё больше и больше святых мест, я понимаю, чувствую, что невозможно жить в отдалении от Бога. И где бы ты ни был – в Сергиевой Лавре или Свято-Троицкой обители – все эти места намоленные, там легче дышится, душа обретает покой, близость Бога чувствуется как никогда. Поэтому данная тема акту-альна в любые времена.

Нет, я думаю, в посёлке Саракташ места более привлекательного, чем Свято-Троицкая Симеонова обитель милосердия. Вот уже много лет она является одним из духовных оплотов не только для Орен-бургского края, но и для всей России.

Обитель строилась по крупицам. В 1990 году выпускника Московской Духовной семинарии священника Николая Стремского с женой – матушкой Галиной направляют в Саракташ. С этого момента начинается долгий и тернистый путь образования обители милосердия. В один из дождливых дней 1992 года к воротам храма пришла старушка. Она обратилась к отцу Николаю с просьбой:
– Батюшка, родной! Возьми меня к себе, пожалей старуху! Некуда мне податься, зять выгнал из дома...
Прошло немного времени, и с такой же просьбой пришла другая ста-рушка. Потом ещё одна и ещё, и ещё... Так и образовался здесь приют для стариков и детей, какого нет во всей России.

Казалось бы, главное уже сделано: храм восстановлен, уже была воплощена идея о доме престарелых при храме. Вместе с матушкой Галиной отец Николай решает сделать ещё и приют для детей. Ведь они, как птенцы, выброшенные из гнезда, обречены на гибель. Ко-личество детей со временем росло. В данное время отца Николая и его жену называют мамой и папой более 70 детей.

В семье священника гармонично распределены обязанности между детьми. Даже малыши по мере своих сил помогают в ведении домаш-них дел. Они сами убираются в своих комнатах, участвуют в приго-товлении пищи, трудятся на огороде. Старшие девочки помогают воспитывать малышей, мальчики осваивают столярное дело.
«Настоящую любовь даёт только настоящая семья», – говорит отец Николай. Он и матушка Галина дарят своим приёмным детям всё, что только могут дать по-настоящему любящие родители, помогают им определиться в жизни, создать семьи, развиваться творчески. Создаётся вокально-хореографическая группа, состоящая из приёмных детей.

Хор семьи Стремских выступал по приглашению православных общин в Америке, Австрии, Голландии и других странах. Дети подрастали, и возникла необходимость в учебном заведении, таком, в котором они получали бы не только светское, но и духовное образование. Так возникла Православная гимназия имени преподобного Сергия Радо-нежского. Я училась в гимназии с дошкольного класса. В нашем классе были одни девочки, у нас образовался очень сплочённый коллектив. Я бы даже сказала, что в гимназии и Обители в целом царит атмосфера, которая располагает каждого стать лучше, добрее и чище.

Возможно, кто-то не понимает, для чего нужны духовные предметы. Куда же без них? На мой взгляд, было бы неплохо, если бы в шко-лах детям преподавались духовные дисциплины. Они влияют на ста-новление характера, на мировоззрение, а ведь ребёнку необходимо прививать всё самое хорошее с детских лет. Например, когда нам преподавали литургику, мы могли задавать вопросы священнику, от-цу Александру, и не только те, которые касаются богослужений, но и те, которые касаются жизни. Мы получали ответы и при этом учи-лись смотреть на любые ситуации со стороны Священного Писания, Закона Божия. И обучение в подобном месте не ограничивало наши интересы. Например, я с удовольствием играла с мальчишками в футбол, слушала рок-музыку, общалась с очень разносторонними людьми. Всё то, что мы получили в гимназии, позволяет смотреть на мир немного иначе, не делая нас замкнутыми и нелюдимыми.

Для меня Обитель – это не только главная достопримечательность нашего посёлка, для меня это второй дом, в который я буду воз-вращаться, несмотря ни на что. Ведь здесь прошли годы моей жиз-ни, которые я буду вспоминать с огромной нежностью и любовью.

Впервые в Обители я оказалась в возрасте 5-6 лет, благодаря ма-ме. Она была преподавателем в духовном училище при Православной гимназии и часто брала меня с собой. Занятия у неё начинались очень рано, и я проводила время с девочками-студентками или даже находилась на маминых уроках. Я была тихим ребёнком, поэтому больших проблем со мной не возникало. За исключением одной: во время занятий я всячески пыталась подсказывать на слуховых анализах и музыкальных диктантах. Стоило маме отвернуться или выйти из класса, а я тут как тут. А когда девочки на зачётах пели и регентовали, я, на своё усмотрение, выставляла им оценки. Чтобы никого не обидеть, ставила лишь пятёрки с разным количеством ми-нусов. С этих пор я и начала постоянно находиться при храме, на клиросе вместе с мамой. Несмотря на то, что была очень малень-кой, я пыталась подпевать во время служб.

Поначалу было сложно, но вскоре я стала привыкать, осваиваться, разбираться в богослужениях. Теперь всё это уже стало моей вто-рой сущностью, я не могу представить без этого свою жизнь. И как бы она ни сложилась, я постараюсь как можно чаще находиться при храме. Буду ли петь во время служб, регентовать или просто посещать богослужения – неважно. Самое главное, что я буду находить-ся рядом с Богом несмотря ни на что.

Для многих из тех, кто не связан с этим местом напрямую, Обитель является достопримечательностью, необычайно красивым архитектур-ным комплексом, а для её жителей это, практически, отдельный мир со своим уставом, со своими радостями и огорчениями.

В настоящее время при Обители действуют Дом Милосердия, Православная гимназия, воскресная школа, образованы сестричество, община монашествующих, имеются швейная мастерская, просфорня и не-большое подсобное хозяйство. В Обители поёт объединённый хор учащихся гимназии, сотрудников и монашествующих. Но в домовом храме, как правило, поёт хор семьи Стремских.

Свято-Троицкую Симеонову обитель милосердия посещают паломники, экскурсанты не только со всей России, но и из-за рубежа. Некоторые из них живут здесь подолгу. Они пытаются понять русского православного человека, взвалившего на себя столь непомерный груз, и, уезжая, многие из них не прощаются, зная, что ещё и ещё посетят это чудесное место.

 

Список использованной литературы:

1. Летопись Свято-Троицкой благотворительной Обители Милосердия Оренбургской и Бузулукской епархии Русской Православной Церкви п. Саракташ Оренбургской области – М: «ПД «Димур», 2007

2. Архив музея Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия. Документы, фотографии, справочная информация, хроника.