• Главная

«Я русской Родине служил…»

Оцените материал
(0 голосов)

    СТАНЦИОННЫЙ КИПЯТОК

На станции бегу за кипятком,
И чайник мой грохочет по перрону.
Мне восемь лет, я на Кавказ с отцом
Не выслан, а отправлен был из дому!

А кипятка гремучая струя
Горизонтально хлещет в нас из будки…
А нынче с кружкой выжимаю я
Струю у кулера не толще самокрутки,

Что мой отец закручивал, шутя,
Брал табачок ручищею в щепотку,
По всей длине газетного листа
Он насыпал и скручивал коротко!

А машинист уже подал сигнал,
Пар дыбом встал, и звякнули колёса.
Состав качнулся, я в вагон вбежал,
Толпой кипящей выжат и обтёсан!

Уже отец не скажет: – Здравствуй, сын!
На ушко мама не всплакнёт: – Сыночек…
Я пью не водку – чай, но пью один,
Из чайника в стакан лью кипяточек.

                 ***

И мамы нет, и дома нет.
Но это я в душе запрятал.
А с неба так же льётся свет,
Как лился в юности когда-то!

Жизнь без руля и без ветрил
Несётся волею поэта!
Я многих на земле любил!
И всё же песня не допета…

Я русской Родине служил,
Стремился к цели, как пехота!
И даже б море переплыл
Там, где акула косорота!

Я рвал из ножен свой кинжал,
Коль яблоко вражды созрело!
Но я на Бога не роптал!
На Господа роптать не дело.

А утром наступал рассвет.
Звенели годовые кольца.
Я к вам был послан, как поэт –
От Бога, Родины и Солнца!

 ПАМЯТИ ВАЛЕРЫ ИВАНОВА

Пожирает Москва мужиков
Хоть в Голицыно, хоть на Ямале!
Ты был лучшим из сибиряков,
Жизнь проживший на русском вокзале!

Омск молчит! Что он может сказать
О своём заблудившимся сыне?
На земле не всплакнёт твоя мать –
Ты уплыл, оттолкнувшись на льдине.

Пусть «весна без конца и без края»
Без тебя будоражит Москву.
Ты, Валера, в трёх звёздах от рая!
Я бы выпил, да пить не могу.

Мы и так всё, что можно, пропили,
Остальное раздали ворам.
Но зато как поэты мы жили –
Кто поэтом на землю был зван!

Их обратно Господь призывает –
Передреев, Рубцов, Кузнецов…
Вот Валера друзей окликает
Русским именем - Иванов!

Заступись там за нас, окаянных,
Ты ж сегодня поближе к Христу!
Помолись за тверёзых и пьяных,
Что приколоты ручкой к листу.

  ДУХИ «КРАСНАЯ МОСКВА»

Флакончик с «Красною Москвой»
Купила ты на распродаже.
Я вспомнил маму… Боже мой!
И всё, что связано с ней так же.

Духи «Шанель» и «Пуазон»
В дворцах кремлёвских оседали…
А наши мамы тех времён
О тех духах не помышляли.

Знакомый с детства аромат
Сквозь кирзачи и полушубки
Бил, словно русский автомат,
Взметая платьица и юбки!

Конечно, танцы! Первомай!
Красавицы, невесты, жёны…
Под музыку в Советский рай,
Благоухая, шли колонны.

Флакончик с «Красною
Москвой»
Купила ты на распродаже,
Как бриллиант эпохи той,
Который всё о ней расскажет!

               НА ПРИГОРКЕ

На пригорке телятник рвёт запахом нос!
Неужели я дома? Неужели добрался?
Значит, правильно вёз по стране паровоз!
Значит, с этой поездкой я не облажался!

Как живут здесь и что здешний пьёт человек,
Ведь не зря же в сельпо путь душа протоптала!
Нет, душа не безродна, как думал Олег,
Но не тот, у кого в сапоге было жало!

Дождь забулькал – укроюсь в широкий сарай,
Притворюсь заблудившимся аборигеном.
Так народ представляет, наверное, рай,
Что до крыши набит свежесобранным сеном!

Кто-то вдруг зашуршал, вспыхнул женский платок,
Я пред ним, как пред флагом, упал на колено.
Я бы женщину эту, как волк, уволок,
Но она уже здесь, без кольчуги и шлема.

Предо мной беззащитна, а на улице дождь.
До утра будет длиться сегодня беседа.
И отводит глаза от сарая Господь…
И увозит мой поезд уральское лето.

     НА СПЛАВНОМ РЕЙДЕ

Сюда мы в детстве забегали,
Чтоб отдохнуть от суеты.
Мы всё здесь помнили и знали
От хомута и до узды.

А сбруя пахла конским потом,
Сосновым бором и кнутом!
Ордой, ушкуйником, полётом
Над лугом, без седла притом,

Как радуги, горят подковы,
Звенят бревенчатой стеной.
И вожжи хлещут, как
швартовы,
Когда река встаёт стеной!

Позволит конюх прокатиться
Верхом кому-нибудь из нас…
Пускай завидует столица
Тому, кто на коне сейчас!

                    ПАРОВОЗ

Ну, как смогу прожить без паровоза,
Что вёз меня с Урала далеко.
Звенел его свисток сладкоголосо,
Его забыть, как юность, – нелегко!

А впереди Кавказские Минводы –
Там бабушка и мамина родня.
И в Пятигорье вбитые народы,
Как скалы на Урале! Мне коня

Не нужно подводить. На паровозе
По двум железкам мой железный путь!
Смотри – луна уже черноволоса
От дыма, что её ласкает грудь!

Пусть говорят: – Покой нам только снится!
Гремят колёса, разгоняя сны.
В плацкарте детство всё ещё храбрится,
Всё дальше отдаляясь от весны!

                       БЫЛО ТАК…

Мама смотрит в окно – мчусь я на самокате,
Слышен грохот подшипников (звуковое кино!).
Пахнет Камой, и солнцем июльским, и, кстати,
Пахнет небом, землёй. Пахнет дым сединой!

Если скатишься к речке – она тебя плеском
Обольёт, как художник кувшин серебром!
С ног и до головы – нынче весь ты в советском!
За твоею спиною родительский дом!

Наползают на берег плоты смоляные,
Так на берег выбрасываются киты,
В океане шторма, как столбы соляные,
Кораблям перепутали нынче пути.

Мама смотрит в окно: – «За тобой не угнаться,
Ты сызмальства такой, непоседа-сынок!»
Мама, мама! Такая вся русская нация –
Вся от края до рая у Камчатских высот!

Надо мной замерцает свеча мирозданью…
Скоро август. Подарок небес – звездопад!
Мама, образ явился мне твой – я и рад!
Что узрел на земле то, что нынче за гранью…

                      ***

Я влюбился, как русский поэт.
Навсегда, без ума, без остатка!
Горько вам, ну а мне нынче сладко
И не нужен готовый ответ…

Сколько раз я пытался взлететь?
А теперь так легко получилось.
Коридоры небесные впредь
Служат мне, если ты отлучилась.

Здесь случайно не встанешь на гвоздь,
Можно быть безрассудным и смелым!
Взял из воздуха ветку омелы,
Что стопою касался Господь.

За небесным столом посидим.
Снизу тьма, здесь же тьмы не бывает.
Ах, как сердце любовь разрывает,
И так душу, так душу знобит.

                   ФИАЛКА

Мир без русских людей не спасётся!
Не спасутся слова без поэтов…
Бледный Конь по планете несётся,
Он на фоне зари – фиолетов.

Я сорву для любимой фиалку,
Заманю её в русское поле!
Мимо катится время вразвалку,
Как беспечная русская воля!

Положи мне на плечи ладони
И прижмись необузданным телом.
Я как тур, разломавший загоны,
Прыгну в небо навстречу омелам.

Потому что мы звёздные дети,
Мы не ходим землёй, а летаем.
Сквозь шпицрутены слухов и сплетни
Между адом и Родиной-раем.

Тюленев Игорь

Игорь Николаевич Тюленев родился в пос.  Ново-Ильинском Пермской области в 1953 году. Учился в Литературном институте им. А.  М.  Горького в Москве и творческом семинаре Юрия Кузнецова. Автор более 20 книг стихов, публикаций в литературных журналах и альманахах. Лауреат премий «Имперская культура», «Традиция», дважды лауреат журнала «Наш современник», Международной премии им. С. Михалкова, Всероссийской литературной премии им. Н. Лескова «Очарованный странник», академик «Академии поэзии». Секретарь Союза писателей России. Живёт в Перми.

Другие материалы в этой категории: « Моя мечта Оренбург – поэтический город »