• Главная

«Лучик солнца алого»

Оцените материал
(0 голосов)
А.П. Жигалова в роли Дездемоны А.П. Жигалова в роли Дездемоны

К ЮБИЛЕЮ НАРОДНОЙ АРТИСТКИ РФ АЛЕКСАНДРЫ ЖИГАЛОВОЙ

Народной артистке России Александре Павловне Жигаловой в этом году исполняется 90 лет. 50 из них актриса отдала служению оренбургской сцене и оренбургскому зрителю, сыграв около двухсот ролей из классики и современности. При этом Александра Жигалова три созыва подряд была депутатом областного совета, её труд отмечен тремя государственными наградами – медалями «За доблестный труд» и «За трудовую доблесть», орденом Дружбы народов. Но все регалии, награды и звания лишь прилагаются к творческому поиску актрисы, которая успела «прожить десятки, сотни жизней за жизнь короткую свою».

12 сентября 1929 года в селе Стрелецкое Белгородской области в обыкновенной русской семье родилась будущая народная артистка России Александра Павловна Жигалова. Правда, с датой рождения произошла путаница: записали, что девочка родилась 15 сентября, все думали, что 13-го, но настоящий день рождения Александра Павловна отмечает именно 12 сентября, в день памяти благоверного князя Александра Невского. И своё имя она получила в честь великого русского князя.
О детстве и юности Александра Павловна вспоминает часто. Это было голодное время 1930-х годов, а потом – война, оккупация. В первые годы войны в Белгород пришли фашисты. На глазах 12-летней девочки рушилось всё, что она успела полюбить с детства. Отец ушёл на фронт, и долгое время семья не знала, жив ли он. Город горел, всё было разрушено и разграблено, школу закрыли, а на базарной площади была установлена виселица. В 1943 году во время очередного налёта фашисты разбомбили отчий дом. Мать и дочь чудом спаслись, им пришлось в летних платьях пробежать, проползти, пройти 18 километров до деревни, где жили дедушка с бабушкой. Но фашисты нагрянули и туда. «Согнали детей и женщин в сарай, – вспоминает Александра Павловна, – но поджечь не успели. Женщины сумели пробить непрочную стену сарая и разбежались кто куда». Все эти впечатления детства остались в памяти навечно. Но главное, как бы ни было тяжело, – Александра Павловна осталась жива и сохранила на всю жизнь свою девичью лёгкость, искренность и желание радоваться жизни.
Как белгородская девчонка оказалась в театре? На первый взгляд, совершенно случайно. Был объявлен набор в театральную труппу. Из любопытства, ради хохмы отправилась на прослушивание и она, выпускница средней школы. Спела комиссии песню Клавдии Шульженко, покорила пластичностью и очаровала мимикой. Вот и в труппе! Но случай этот тоже был предопределён. Еще в довоенные годы, наверное, благодаря отцу, любившему бывать в театре, у дочери проснулся интерес к театральному искусству. Однажды, лет в 9, девочка купила билет и отправилась на спектакль. Однако по пути потеряла заветный пропуск в храм Мельпомены. Неприступные контролёрши существовали и тогда, слезы и мольбы не были услышаны. Юная Шура так и не попала в зрительный зал. Зато спустя время она оказалась по другую сторону рампы.
Заслуженный артист РСФСР Ким Густырь знал Александру Павловну не один десяток лет, был её партнером во многих спектаклях на оренбургской сцене. Как-то артист поделился впечатлением: «Природная артистичность Жигаловой, предельно выразительная, но избавленная от малейшего намека на театральность, трудно поддаётся аналитическому разбору по привычным канонам. В ее образах неизменно присутствует убеждённая последовательность поступков, совмещённая с большим обаянием и душевной простотой, чему начало – актёрская природа Жигаловой. Нас покоряет органическая слитность жизненной достоверности характера, целенаправленности в драматических ситуациях с отзывчивостью и нежностью чувств в лирических сценах. Для неё правда может быть возвышенной и прекрасной лишь тогда, когда она бесспорна и точна. Жигаловой чужды восторженность жеста и патетическая декламационность. Какого бы душевного напряжения ни достигали её героини, в их поведении органически присутствует человеческая природа, обусловленная психологизмом, а не преднамеренной риторикой, уравновешенная мыслью, а не истерзанными эмоциями». Эти наблюдения коллеги по цеху дорогого стоят. Ким Густырь, по сути, передал то, что чувствовали и ощущали артисты, режиссёры, зрители, видя Александру Жигалову на сцене или общаясь с ней вне сцены. Органичность, жизненная достоверность и уравновешенная мыслью правда… Эти качества всегда были в ней, а мастерство оттачивалось с каждой новой ролью.
В Белгородском театре юную актрису заприметил режиссёр из Тулы Владимир Королевич и позвал в свою студию. Вскоре супружеская чета – Александра Жигалова и Владимир Бурдаков – вслед за своим режиссёром едут сначала в Карело-Финский театр, а затем в Кабардино-Балкарский. Там, в Нальчике, актриса была удостоена первого почётного звания заслуженной артистки Кабардино-Балкарской АССР.
Случайным ли был тот факт, что летом 1960-го года на одном из гастрольных спектаклей на юге России Александру Жигалову и Владимира Бурдакова увидел сидящий в зале главный режиссёр Оренбургского драматического театра им. М. Горького Юрий Иоффе? На наш взгляд, случайность чистой воды. А может, предопределённость? Увидел и решил, что ему нужны эти артисты в труппе: позвал в Оренбург. Да-да, тот самый, где «Капитанская дочка» и пуховые платки… Так артисты вместе с маленьким сыном перебрались на границу Европы с Азией, а Оренбургский драматический театр стал театром их жизни.
Говорят, что актёр является материалом для режиссёрского искусства. Однако личность артиста во всей своей полноте выходит за рамки простого «материала», становясь со-творцом режиссёра в создании спектакля. С режиссерами-постановщиками Юрием Иоффе, Ириной Щегловой, Михаилом Нагли актриса оказалась на Олимпе своей профессии. В 1960-х годах в Оренбурге она сыграла свои лучшие роли в спектаклях «Остров Афродиты», «Дядя Ваня», «Офицер флота», «Иркутская история», «Рай в Тихом океане», «Отелло», «Волчья тропа», «Джо Келлер и его сыновья», «Жаркое лето в Берлине». В каждой роли актрисы рецензенты отмечали её утончённую красоту, ее лиричность, глубину переживаний… В каждой новой роли Александра Жигалова искала новые краски и условия существования на сцене своего персонажа. Глубоко проникаясь им, актриса творила на сцене сложный многоуровневый образ, который нельзя было воспринимать однозначно и прямолинейно. Вместе с тем её героини не выбивались из ансамбля спектакля и существовали в реалиях сюжетной линии.
Народный артист РФ Анатолий Солодилин, ещё будучи молодым артистом труппы, был поражён природной интуиции и органике актрисы в спектакле по пьесе А. Парниса «Остров Афродиты». Анатолий Сергеевич назвал её появление «звездой, кометой на небосклоне оренбургской сцены». Оренбургский театровед Ю. Бабичева на страницах «Комсомольского племени» в 1961 году отметила: «Благодаря талантливой трактовке роли Кэт Паттерсон и вопреки замыслам авторскому и режиссёрскому, к ней тяготеет сместиться центр тяжести драмы. На протяжении трех актов мы наблюдаем, как отчаянно борются в этом юном существе кровь Паттерсонов, мораль Паттерсонов и молодая, непосредственная чистота. Бедный аистёнок с неокрепшими крыльями, она стала жертвой чудовищной машины, созданной её предками. Разбито сердце, разбита вера. Она не умерла, Кэт. Она станет, вероятно, миссис Оуэнс, достой рода Паттерсонов, но она уже не будет «самой верной, самой преданной женой», не будет человеком, а этого ей так хотелось! Это тоже трагедия, хотя и не такая явная, как трагедия матери, теряющей сына, и эту внутреннюю трагедию открыла нам артистка Жигалова».
Роль Дездемоны в трагедии У. Шекспира «Отелло» стала, пожалуй, самой звёдной для Александры Жигаловой в 1960-х. Ее партнером в этом спектакле стал Виктор Павленко – в то время самый молодой артист-исполнитель роли мавра. Дуэт артистов оказался настолько органичным и убедительным, что этот спектакль на долгие годы запомнился оренбургским зрителям. А исполнители главных ролей стали частыми участниками творческих встреч со школьниками, студентами, работниками предприятий Оренбуржья.
В общем, благодаря такому яркому ролевому соцветию, а еще таланту и большому трудолюбию актрисы в 1966 году Александра Жигалова стала заслуженной артисткой РСФСР. Почётное звание принесло Александре Павловне не славу (она у неё уже была благодаря театру), а профессиональное признание и завершило важный творческий этап. Впереди актрису ждали новые роли, новые режиссёры, новые обстоятельства жизни.
Так сложилось, что «яркая звёздочка на оренбургском небосклоне» все ещё была прекрасна, молода и полна сил. Однако другие «звёздочки» прилетели с новым главным режиссёром театра. А актрисе оставалось только ждать. Тем ярче и проникновенней засияли в оренбургском репертуаре её роли Калугиной в «Служебном романе» Брагинского и Рязанова, Беатриче в «Много шума из ничего» У. Шекспира, Барабановой в «Ретро» А. Галина, Бобовой в «Фальшивой монете» М. Горького… Сценические героини Александры Павловны стали взрослее, мудрее. Репетируя роль Василисы Егоровны в спектакле «Капитанская дочка» А.С. Пушкина Александра Павловна стала вдовой. Её мужа, артиста Владимира Бурдакова, под Новый 1983 год убили местные хулиганы. Артист пытался защитить более слабого и остался истекать кровью в одном из дворов, недалеко от театра… Никто из артистов труппы не мог без слёз смотреть сцену гибели капитана Миронова в спектакле. Монолог Василисы Егоровны в исполнении Александры Жигаловой был криком беспомощной что-либо изменить души: «Убили! Убили!»
Ещё в 1967 году актрисе было посвящено стихотворение от режиссера театра И. Ф. Щегловой, в котором были такие строчки:

Как лучик солнца алого,
Блеснувший тут и там,
Всегда свети, Жигалова,
И зрителю, и нам!

Как справиться с горем? Актриса как-то сказала: «Актер в свои роли вкладывает душу. В спектакле «Поминальная молитва» Г. Горина, плача и смеясь, я как бы проживала заново свою жизнь. Актеру суждено все проживать вновь и вновь, как радости, так и слёзы…».
Голда Александры Жигаловой и Тевье Святослава Ежкова в «Поминальной молитве» – актёрский дуэт, оставшийся в памяти многих театралов. Эти сценические персонажи овеяны бесконечной любовью к человеку, семье, жизни, с её печалями и радостями. История еврейской семьи, рассказанная артистами на сцене, отозвалась в сердцах благодарных зрителей.
«На сцене мы знали разную Жигалову, – пишет Галина Орлова об актрисе, – бесшабашно-весёлую, простодушную, лукавую, сильную и беспомощную. Годы меняли внешность, но в повзрослевших жигаловских героинях по-прежнему ярок был свет душевности, женского обаяния и женской правды. Александра Павловна – актриса от бога. В каждой роли она умеет жить на сцене сердцем. И никакая теория не объяснит, как ей это удаётся. В этом и заключается самобытность русской национальной театральной школы».
Роль Мавры Тарасовны в «Наливных яблочках» А. Островского стала для актрисы бенефисной. Её героиня кажется суровой и непреклонной, однако и ее крепость не выдерживает натиска Силы Ерофеича в исполнении Анатолия Солодилина, ведущего вдохновенные речи о неразумности отдавания долгов.
В 1995 году Александра Павловна сыграла генеральшу Епанчину в спектакле по Ф.М. Достоевскому «Идиот». Театровед Евгения Павлова отметила тогда, что «детскость» Елизаветы Прокофьевны Епанчиной в исполнении Александры Жигаловой «может статься – умно придуманная маска»: ведь она всегда готова жёстко пресечь любую внештатную ситуацию в семействе. Характер героини проявлялся постепенно, с каждым новым выходом на сцену. Актриса не открывает сразу «все карты» своей героини. Зрителям вместе с князем Мышкиным за время спектакля предстоит разглядеть в этом образе и хрупкую женщину, и заботливую мать, и … принципиальную генеральшу.
В 1998 году Александре Жигаловой было присвоено звание народной артистки РФ. Звание ли определило новый этап творческой биографии или возраст? В театре под художественным руководством Рифката Исрафилова Александра Павловна Жигалова сыграла целую плеяду нянюшек, бабушек, кормилиц… Весь наработанный опыт становится естественным продолжением жизни на сцене. Интересной, объёмной, проникновенной стала её Софья Ивановна в спектакле «Пока она умирала» Н. Птушкиной в постановке Рифката Исрафилова. Желание семьи и счастья героини Жигаловой исполнилось благодаря её простодушной доброте и вере, что всё должно быть хорошо. Эта роль стала бенефисной для актрисы. Теплота и искренность актрисы освятили её героинь в спектаклях «Холостяк» И.С. Тургенева (реж. А. Солодилин), «Отец» А. Стриндберга, «Великодушный рогоносец» Ф. Кроммелинка, «Невидимый любовник» В. Газенклевера, «Три сестры», «Бесталанная» (реж. Р. Исрафилов), «Берег неба» П. Гуэрры (реж. В. Кове)… Комедия «Клинический случай» по пьесе Р. Куни в постановке Рифката Исрафилова была сыграна на последнем бенефисе актрисы в 2010 году. Александра Павловна в спектакле была бабушкой, которая наконец дождалась внука. Она-то и сыграла важную роль в разрешении запутанной комедийной истории. Счастливое семейство в финале объединила естественная человеческая потребность любить и быть любимыми.
В 2003 году Александра Жигалова была награждена премией Губернатора «Оренбургская лира» в номинации «За выдающиеся заслуги в области литературы и искусства». В год своего 80-летия отмечена Благодарностью Губернатора Оренбургской области за вклад в развитие культуры Оренбуржья. История театра пишется спектаклями, актёрскими судьбами, зрительскими впечатлениями… Служение театру Александры Жигаловой – беззаветное и самоотверженное, яркое и стремительное, важное и значимое – стало частью нашей общей театральной истории. Крепкого здоровья Вам, Александра Павловна, и долголетия!

Рябцева Мария

Мария Николаевна Рябцева родилась в станице Новомышастовской Краснодарского края. Окончила филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета. С 1998 года заведовала в Оренбургском драматическом театре имени М. Горького театральным музеем.
В настоящее время работает в театре помощником художественного руководителя по литературной части.

Последнее от Рябцева Мария

Другие материалы в этой категории: « Поездка к Ширгази-хану Воспитание талантов »