• Главная

«Когда весна придёт, не знаю...»

Оцените материал
(0 голосов)
Композитор В. П. Соловьёв-Седой и поэт А. И. Фатьянов. Их творческому дуэту принадлежит более 80 песен Композитор В. П. Соловьёв-Седой и поэт А. И. Фатьянов. Их творческому дуэту принадлежит более 80 песен

В мои незабвенные, канувшие в небытие прошлого века школьные годы необычайно популярным было самодеятельное творчество учащихся. Мы пели в хоре, декламировали стихи, разыгрывали маленькие пьесы. К выпускному классу у нас прорезались голоса, и я помню, как мы с однокашником Ваней Золотухиным на районном смотре художественной самодеятельности задорно исполнили популярную тогда песню «Дорога», слова которой я помню до сих пор:

Оглянется каждый прохожий,
Увидев твой взгляд озорной.
Ты в ситцевом платье похожа
На яркий цветок полевой.
Дорога, дорога
Нас в дальние дали зовет.
Быть может, до счастья
осталось немного,
Быть может, один поворот.

Всё в этой песне для нас было близким, своим, потому что мы, юные и влюблённые, стояли на пороге большой жизни и перед нами, как тогда говорили, «открывалось сто путей и сто дорог».
Много песен в те годы приходило с экрана. Всенародно любимыми стали мелодии из кинофильмов «Весна на Заречной улице», «Дом, в котором я живу», «Солдат Иван Бровкин», «Свадьба с приданым». Со временем я узнал, что у этих полюбившихся народом песен, как и у песни «Дорога», один автор – замечательный советский поэт Алексей Иванович Фатьянов.
Он родился 17 марта 1919 года в селе Малое Петрино Владимирской области. «Всё своё детство, – вспоминал позднее поэт, – я провёл среди богатейшей природы среднерусской полосы, которую не променяю ни на какие коврижки Крыма и Кавказа. Сказки Андерсена, братьев Гримм и Афанасьева — вот мои верные спутники на просёлочной дороге от деревни Петрино до провинциального города Вязники, где я поступил в школу и, проучившись в ней три года, доставлен был в Москву завоёвывать мир. Мир я не завоевал, но грамоте научился настолько, что стал писать стихи под влиянием Блока и Есенина, которых люблю и по сей день безумно».
Русская природа, русский уклад жизни, русская речь и русские песни – вот что окружало поэта с самого детства. Алёша получил прекрасное воспитание, был обучен музыке и пению. Композиторы-соавторы потом удивлялись, что порой Фатьянов давал стихи для песни с канвой свежей мелодии. В 1936 году, участвуя в сельском драмкружке, будущий поэт проявил незаурядные способности, поэтому неслучайно в том же году был принят в театральную школу Центрального театра Красной армии, по окончании которой в 1938 году получил специальность актёра. Ещё студийцем Фатьянов выезжал с театром на гастроли в воинские подразделения, побывал во многих уголках нашей страны, вплоть до Дальнего Востока. Когда же началась Великая Отечественная война, он отправился на фронт. Был и рядовым солдатом, и корреспондентом фронтовых газет, служил в ансамблях песни и пляски.
Имя Алексея Фатьянова тесно связано с Оренбуржьем. В наш областной центр он прибыл в феврале 1942 года в составе Орловского окружного ансамбля, который вскоре был преобразован в ансамбль красноармейской песни и пляски Южно-Уральского военного округа. Коллектив стал обслуживать войска, давали концерты в госпиталях, для населения – люди нуждались в моральной поддержке.
Как признавался сам Фатьянов, в предвоенные годы большое влияние на его творчество оказали песни выдающегося советского поэта Михаила Исаковского. Но уже тогда Фатьянов начал искать свою тему и своих героев. Переломным для него стал оренбургский период жизни и творчества. Именно отсюда пошла его песенная слава.
В апреле 1942 года он принёс в редакцию окружной армейской газеты стихотворение «Тальяночка». Оно вызвало споры и кривотолки. Автора обвиняли в безыдейности, в непонимании текущего момента. Стихотворение появилось на второй странице газеты, почти незаметное среди сводок Совинформбюро, сообщавших о тяжёлом положении на фронте. На этом фоне бурно-шутливый тон фатьяновских строк сразу показался неуместным.

На солнечной поляночке,
                        дугою выгнув бровь,
Парнишка на тальяночке
                          играет про любовь.
О том, как ночи жаркие
                      с подружкой проводил,
Какие полушалки ей красивые
                                              дарил.

Но, прочитав печальные сводки Совинформбюро, бойцы в окопах и землянках старательно вырезали из газет именно эти стихи о черноглазой невесте. И хранили их в нагрудных карманах гимнастёрок, переписывали и отсылали в письмах невестам, сёстрам, жёнам.
Летом 1942 года произошла знаменательная встреча А. И.Фатьянова с уже известным тогда композитором В. П.Соловьёвым-Седым, эвакуированным в Оренбург из Ленинграда. Вот как вспоминал об этой встрече композитор: «В опаленном войной 1942-м, в маленьком заштатном Чкалове, в скверике с громким названием «Тополя» я познакомился с молодым и красивым парнем-богатырём. Могучие плечи распирали застиранную и выгоревшую гимнастёрку третьего срока носки, кирзовые сапоги держались на честном слове, а щёгольская пилотка сидела на прекрасной, чуть вьющейся шевелюре пшеничного цвета. На второй день он принёс мне стихи, которые меня сразу обворожили. Они были оригинальны, свежи, трогательны. Доверительная интонация, простой русский, разговорный, на редкость сочный язык делал их зримыми, ощутимыми, осязаемыми».
Познакомившись со стихами Фатьянова, Соловьёв-Седой сразу же выбрал стихотворение «Тальяночка». Потом появилась песня, которую композитор и поэт представили на суд слушателей в окружном Доме офицеров. Вскоре песню запела вся страна. С лёгкой руки композитора её стали называть по первой строке стихотворения – «На солнечной поляночке».
В 1943 году командующий округом генерал М. Т. Попов сказал на военном совете: «Нет у нас хорошей строевой песни, нашей, Южно-Уральской». И Соловьёв-Седой с Фатьяновым получили боевое задание – написать песню. Она была создана в короткий срок, текст и музыку слушали на военном совете, но «принимали» песню не в кабинете и не в зрительном зале. Её «принимали» на берегу Урала! К оренбургскому циклу относятся такие песни Соловьёва-Седого и Фатьянова, как «Баллада о Матросове», «Гармоника», «Песня мести», «Выше голову», «Застольная», «Ехал казак воевать».
Фатьяновым и Соловьёвым-Седым создано более 80 песен. До сих пор любимы народом такие мелодии, как «Звёздочка», «Где ж ты, мой сад», «Ничего не говорила», «Давно мы дома не были», «Потому что мы пилоты», «Где же вы, друзья-однополчане?». Но наибольшую славу принесла им легендарная песня «Соловьи», которая имела необычайный успех. Ей изумлялись и музыковеды, и литературные критики, она стала любимой песней маршала Жукова, который говорил, что в ней отразилась широкая русская душа.
Послевоенное творчество Алексея Фатьянова тесно связано с кинематографом. Песни на его стихи прозвучали в 18 советских фильмах. Лучшие киностудии страны приглашали его для создания песен, поскольку они, как правило, являлись не только украшением, но и образной сутью картины. Лучшие киностудии страны приглашали его для создания песен, поскольку они, как правило, являлись не только украшением, но и образной сутью картины. Всем известен трогательный и незамысловатый фильм «Свадьба с приданым». Он до сих пор почти ежегодно появляется на телеэкранах, наполняя сельские дома и городские квартиры непривычными для наших дней искромётным весельем, удалью и задором. Вышедший на экраны в 1953 году, он, скорее всего, канул бы в Лету, как многие советские производственные фильмы. Но великолепная музыка Бориса Мокроусова, задушевные, полные лиризма и юмора песни на стихи Алексея Фатьянова придали ему необыкновенное очарование. Особенно полюбились народом куплеты Курочкина, этого картинного деревенского балагура и щёголя.

Хвастать, милая, не стану –
                 знаю сам, что говорю.
С неба звёздочку достану
                    и на память подарю.
Обо мне все люди скажут:
             сердцем чист и не спесив…
Или я в масштабах ваших
               недостаточно красив?

Куплеты оказались точным попаданием в самую суть созданного актером В. Дорониным образа и вместе с песней «На крылечке твоём» определили ошеломляющий успех фильма. Поэтические крылья дал Фатьянов своей песней одному из лучших советских фильмов – «Весна на Заречной улице». «Он сумел разглядеть самую душу будущего фильма, – подчёркивали постановщики картины Ф. Миронер и М. Хуциев – и выразил её скупыми строками:

Я не хочу судьбу иную,
Мне ни на что не променять
Ту заводскую проходную,
Что в люди вывела меня».

Песня сразу же стала общенародной. Сыграло роль и то, что улица Заречная была чуть ли не в каждом городе, райцентре или посёлке. И каждый, за редким исключением, «выходил в люди» через заводскую проходную. Любимой песня остается и до сих пор. Её обязательно вспоминают почти в любом застолье, причём часто поют молодые люди. Именно этой песней вот уже тридцать лет подряд заканчивается Фатьяновский праздник поэзии в Вязниках на Владимирщине. Её поёт, поднимаясь со своих мест, многотысячный хор.
Думаю, у многих людей разных поколений что-то очень личное, очень важное в жизни связано с той или иной песней Фатьянова. Помню, как в маленьком сельском клубе, мальчишкой, я смотрел фильм «Дом, в котором я живу». Его герои, вчерашние десятиклассники, радостные и счастливые, идут по рассветной июньской Москве. Под мягкие гитарные переливы звучит удивительно нежная и сердечная песня о любви:

Тишина за Рогожской заставою,
Спят деревья у сонной реки.
Лишь составы бегут засоставами
Да кого-то скликают гудки.
Почему я все ночи здесьполностью
У твоих пропадаю дверей,
Ты сама догадайся по голосу
Семиструнной гитары моей.

На всю жизнь запомнилось мне, как под последние песенные звуки перед юными героями на горизонте медленно встают полыхающие огнём страшные цифры «1941».
Последней работой Фатьянова в кино стали песни к фильму «Иван Бровкин на целине». Он снимался в совхозе «Комсомольский» Адамовского района. Благодаря яркому, красочному рассказу о целинниках вся страна узнала об Оренбуржье, которое тогда гремело рекордными урожаями. По радио, в концертах зазвучала звонкая и задорная песня А. Фатьянова и А. Лепина:

Не видал никто вовеки,
Чтоб в степи, где пыль одна,
Потекли повсюду реки,
Реки, полные зерна.
Стала близкой нам дальняя русская
Неизведанная сторона.
Степи, степи оренбургские,
Неоглядная сторона.

За эту песню А. Фатьянов был удостоен медали «За освоение целинных и залежных земель», которой очень гордился.
При всей популярности песен Фатьянова в народе литературная судьба его складывалась очень непросто. Поэту не раз пришлось пережить чувство глубокой неудовлетворённости, порой обиды. Композиторы, писавшие песни на его стихи (Соловьёв-Седой, Блантер, Мокроусов и др.), были удостоены государственных премий, почетных званий, орденов. А ему при жизни удалось издать единственную книжечку стихов «Поёт гармонь», вышедшую в 1955 году во Владимире.
К. Ваншенкин вспоминал, как однажды Фатьянов принёс на заседание редколлегии «Дня поэзии» два своих новых стихотворения и просил напечатать: «Он очень волновался. Стихи прочли при нём и отвергли. Он не выдержал и заплакал. Он сидел большой, беспомощный, очень ранимый. Члены редколлегии не разглядели в его стихах будущих знаменитых песен, зазвучавших вскоре с экрана». Как участник Великой Отечественной войны Алексей Фатьянов был удостоен ордена Красной Звезды и медали «За отвагу». А вот за песенное творчество его по достоинству наградили лишь в 1995 году – орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
Фатьянов был не только поэтом, но также и артистом, играл на аккордеоне и фортепиано, обладал певческим голосом. На творческих вечерах он, наряду с декламацией своих стихотворений, пел песни на свои собственные стихи, которые тогда были очень популярны. Поэт Михаил Луконин вспоминал: «Как мы пели «Соловьи, соловьи…»! А как замечательно пел он (Фатьянов) – помню слёзы на глазах Твардовского». Кстати, Твардовский, друживший с Фатьяновым, однажды сказал ему: «Меня вряд ли кто будет читать после смерти, а вот тебя, Алёша, всегда будет петь наш народ».
Фатьянов мечтал написать поэму о молодости, о войне, о мире. Но его замыслам не суждено было сбыться. 13 ноября 1959 года он умер от разрыва сердца. Незадолго до этого, отмечая своё сорокалетие, он вдруг, среди здравиц и пожеланий, сказал невпопад: «Я умру сразу, в одночасье, где-нибудь под забором. И похороните меня рядом с Есениным».
Завещание его выполнено лишь наполовину – он похоронен на Ваганьковском кладбище, но довольно далеко от могилы столь любимого им Есенина. На чёрном мраморе памятника чётко выделяется белый профиль поэта. Под ним тоже белым по чёрному берущие за сердце слова: «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат. Пусть солдаты немного поспят». Эту поистине бессмертную песню над открытым гробом Фатьянова при прощании с ним исполнил Иван Семенович Козловский. Всякий раз, когда она звучит в святой для нас праздник – День Победы, нам вспоминается «русской песни запевала и её мастеровой» Алексей Иванович Фатьянов.

Коннов Иван

Иван Глебович Коннов родился в 1945 году в селе Ивановка Асекеевского района. После службы в армии окончил Оренбургский педагогический институт. Преподавал русский язык и литературу в одной из бузулукских школ, работал в партийных органах, в областном киновидеообъединении и администрации области. Член Союза писателей России. Автор нескольких литературоведческих книг и многочисленных газетных и журнальных литературно-краеведческих очерков, лауреат областной Аксаковской премии, премии альманаха «Гостиный Двор» им.  Валериана Правдухина. Живёт в Оренбурге.

Последнее от Коннов Иван