• Главная

«Но в тебе есть любовь!»

Оцените материал
(0 голосов)

    ОТЧИМ

- Прошу, уйди! И больше нас не мучай!
Я её сын и моё мнение нужно учитывать.
Если в жизни все полагаются только на случай,
То мне тут тогда на что рассчитывать?

Вдыхая рывками терпкий запах перегара...
Наверное, всё же я ещё слишком мал.
Потому и закрываю лицо от его ударов,
Пытаясь понять, что я не так сказал.
И вспомнил... вспомнил, как однажды
Убегал от него босиком по снегу,
И была у него неутолимая звериная жажда,
А у меня - ни суперсилы ни оберега.
И продолжая держать ладони у лица,
Пока в доме телевизор орал посреди ночи,
Я понял одно: что хуже пьяного отца
Может быть только пьяный отчим.

СЫН

-Ну, вот Я и дома. Здравствуй Отец!
Рассказать Тебе как всё было?
А были гвозди, страдания и венец...
Мне оставалось лишь, их собрать во едино.
И своей любовью - подавляя чувство мести,
Я им кричал: -Не надо со Мной так,
Как с манекеном на краш-тесте.
А они в ответ: - Разожми-ка кулак...
Но, все эти шрамы - побелеют к маю,
И будут напоминать - только о любви.
Так что - бейте! И пусть вас не смущают
Сейчас слегка влажные - глаза Мои.
А когда Меня уже прижали к кресту
Тут то всё и собралось в одну картину...
Здравствуй, Отец! Я забрался на высоту,
Которая не многим под силу.

ПРО ОТЦА

Прежде чем о капсюль ударит судьбы боек,
В его голове мыши сгрызут проводку.
Налей ему в стакан воды, и он превратит ее
Но только не в вино, а в водку.
После чего поведение его резко меняется.
А вместе с ним и жизненный уклад семьи.
Но пока он на свое имя еще откликается,
Скажи ему, какой он хороший, и обними.
— Но не надо говорить мне таких добрых слов.
Ведь я не способен, сынок, плакать.
И устыдиться своих поступков... я не готов
Чтобы меня совесть таскала, как собака.
Но я хотел бы рассказать тебе столько всего.
И плачет, а слюни текут, как черный гудрон.
Да, он хотел бы, чтобы ты был лучше него.
Ну или хотя бы чтобы не был как он.
А утром он пачку с чаем распаковывает.
И думает, чего только не скажешь спьяну.
А жизнь все подсовывает и подсовывает
Веревки под гроб, чтобы. опустить в яму.

REVELATIONS

И вправду всё так ужасно, что нужен Бог.
И сегодня Он был ими с креста снят.
И в единственный по Его размеру гроб
Уложили… и глядят.
И, ловя их взгляд, Он чувствует дрожь.
И ветер усилился до штормового.
Но они всё стоят, хотя уже пошёл дождь.
И чего ещё о людях вам рассказать такого?
Дай им много еды, и они обожрутся.
Дай вина, и оно у каждого будет в стакане.
Дай им арену для боев, и они передерутся.
Эти люди не оправдывают ожиданий.
– Но в тебе есть любовь! –
Он бы так сказал.
И я бы нисколько не усомнился,
Потому что я Его не распинал,
Я тогда вообще ещё не родился.

В ОТРЫВ!

Вначале меня держали в кругу
Отец и мать, вцепившись клыками.
Но они знали, что когда-нибудь я уйду,
И меня заранее наградили кулаками.

Жизнь под оглоблю затащил,
Гоню, растрепав с телеги солому.
И свой поворот с топотом проскочил:
– Я к обрыву мчусь, а не к дому!

Травился, резался и стрелялся,
Жизнь не считая главным даром.
И по небу прошла молва, когда преставился,
Что к ним прибыла душа со шрамом.

Зло порождает только зло.
И можно не только словом ранить.
А идти наверх – всегда тяжело,
Флешбэки утяжеляют память.

С закрытыми глазами нашёл дорогу,
Которая отвела меня в убежище.
Но у ворот на подходе к Богу
Архангел потребовал всё колющее-режущее.

От тормозов остался черный след.
Я медленно вознёсся над полями.
И, резко прищурившись, я увидел свет
И Его белые, тяжелые руки с перстнями.

И вот настал для меня момент важный,
Я пошатнулся, когда в Него взглядом врезался.
А с земли доносился мат пятиэтажный
Всё то время, что я исповедовался.

ПТИЦЫ

У влюблённых есть воспоминания,
Которые никогда не померкнут.
А какие они преодолевают расстояния –
Это видно только сверху.
И всё это неподдельно и честно
У птиц – в отражениях глаз.
Чьи полеты с места на место
Плавно перерастают в затяжной экстаз.
Но от тебя это за очками скрыто.
А снять их тебе ничто не мешает.
Ведь превышения лимита
По этому предложению не бывает.
...И кричат тебе: «Полетаем давай!
Росчерк сразу оставляя следом».
И там, где у одних блю скай,
У других там голубое небо.

ДЕРЖА ТЕБЯ ЗА РУКУ

Всё сразу увиделось в истинном свете,
Как только сомнения исчезли.
И влюблённые, как маленькие дети,
На небо... нет, не полезли,
А оттолкнувшись, прыгнули выше головы.
И встречные птицы разлетались в панике.
А под ними простирались зелёные ковры,
И на верёвках сушились пододеяльники.
Но от всего мира не спрячешься тут.
И на розовом фоне два  очертания
Прыгали с батута на батут,
Взявшись за руки. Преодолев расстояние
И надышавшись воздухом с запахом дыни,
На землю спустились. И там
В кармане щепотка золотой пыли
Напомнит о прогулке по облакам.

         ЦВЕТ МОРЯ

вот оно – самое начало
для стихотворной строки.
когда волной накрыло одеяло,
распахнули раковины языки.

это сложная эмоция, тонкая.
сжимаю кольцо с ключами,
простыню на дне комкая,
поросшую коралловыми кустами.

подставляешься нужным местом
в желании испытать приятное,
для ключа в сундуке разрез там,
сокровище в сумме кратное...

и за пределы – через живот
сознание ушло далеко за буйки.
у рыб, открывающих пересохший рот,
от оргазма хлопают плавники.

вынырнув на жаркий берег юга,
от любви сделавшись солёными,
лежим и смотрим друг на друга –
я голубыми, ты зелёными.

Червяков Михаил

Михаил Червяков родился в 1984 году в Калуге. Окончил институт менеджмента, маркетинга и финансов. Сменил много видов деятельности: от похоронного бюро до техподдержки. Ныне работает в типографии. Печатался в журналах «Петровский мост» и «Молодёжный вестник» (Липецк), в альманахах Перми, Иванова и Воронежа, в Канаде. Автор сборника стихов «Характер». Лауреат форума им. Н. Гумилёва «Осиянное слово», театрально-поэтического конкурса «Эвтерпа» и др.
Живёт в Липецке.

Другие материалы в этой категории: « «Здравствуйте, девочки» Мариуш »