• Главная

Хозяин леса. Сказка.

Оцените материал
(0 голосов)

Посреди леса, в самой чаще, куда не могут пробраться даже настырные зим-ние ветры, стоит крохотная избушка. Единственное её окошко, простенькое, без ставней, в морозных узорах. Из низенькой трубы клубами валит дым. Это топит печку дедушка Леший – хозяин избушки и всего леса.

У дедушки Лешего много хлопот: и печку надобно протопить, и снега в ка-душках в избу натаскать, ну чтобы он потом водой сделался, и обед приготовить – из того, что в погребе отыщется. Но и это ещё не всё!

Каждый день, хоть зной, хоть стужа, ходит дедушка Леший по лесу, смотрит, всё ли в порядке. Все ли звери в лесу здоровы, все ли деревья на своих местах стоят? А все изменения в специальную книгу заносит, «Книга леса» она называется. Все звери, все деревья у него в этой книге подсчи-таны да пронумерованы. А некоторых он даже по номерам помнит!

Например, зайца под номером пятнадцать. Прошлой зимой дедушка Леший его от неминуемой смерти спас – в избушку к себе впустил. Волк за ним гнался под номером тридцать пять! С тех пор Тридцать пятый избушку Лешего сто-роной обходил, а Пятнадцатый, наоборот, стал там частым гостем. То капу-стки с морковкой дедушке принесёт, то хворосту натаскает. Да и так – чайку попить, да лесные новости обсудить прибегал.

Раз как­то прибегает он к дедушке Лешему, когда тот ещё только в кровати потягивался, и давай звать его да в дверь тарабанить. «Опять что ли за ним кто гонится?» – подумал хозяин леса, поднялся потихоньку, ноги в ва-ленки сунул – уж больно с утра пол студёный – и пошёл открывать. Высу-нулся за дверь, от мороза заиндевелую, а там… Пятнадцатый. Приплясывает на месте, чтоб согреться, и никто за ним даже не гонится.

– Ты чего ж это безобразничаешь – шумишь с утра пораньше? – нахмурился Леший. – Поди весь лес разбудил!
– Да не спит уж никто, дедушка! – запрыгал косой. – Как можно спать, ко-гда тут такое?
– Какое?
– В лесном домике человек поселился, да не один, а с собакой!
– Как? Опять? – всплеснул руками дедушка Леший. – Ведь это уже двадцать седьмой!
– Кто двадцать седьмой? – не понял Пятнадцатый.
– Лесник – двадцать седьмой! И чего им тут надо? Неужели думают, что я сам за своим лесом не присмотрю?
Так, бормоча себе под нос, дедушка Леший (а вслед за ним и заяц) зашёл в избу, достал из­под подушки «Книгу леса», нашёл там нужную страничку, глаза б его её не видели, и сделал там нужную отметку.
– Ну вот, я же говорил – двадцать седьмой! И собака, говоришь, есть?
Косой закивал, тряся ушами.
– А собака, стало быть, двадцать вторая! – быстро посчитал дедушка Леший и снова отметил что­то в книге. – Пятеро лесников без собак в моём лесу жить пытались! Последний такой был, без собаки. Я его даже напугать ни разу не успел – ревматизм меня тогда схватил, а он уже из леса сбежал!
Потом дедушка Леший немного помолчал и добавил:
– И этот сбежит, хоть и с собакой!

 

* * *
Пятнадцатый уже давно убежал по своим заячьим делам, а дедушка Леший всё ходил из угла в угол, от кровати к печке и обратно, и повторял: «Ведь это я хозяин леса, я, а не Двадцать седьмой!» В итоге за целый день он так ничего и не сделал: изба осталась нетопленной, воды не было, еды то-же.

Наконец, он не выдержал – надел тулуп, шляпу, варежки (валенки он не снимал с самого утра) и вышел на улицу. Вечер был звёздным, морозным! Прячась от мороза, лесные жители раньше времени залезли в свои дупла и норы и сладко спали. Тихо было в лесу, только снег под валенками пел – скрип­скрип! Так с этой песней дедушка Леший дошёл до домика лесника.

Стоявший на краю леса, он по­прежнему был покосившимся, но уже жилым: торчавшая на крыше ржавая труба выпускала в небо столб белого дыма, в окошке теплился свет, на улице, опёршись о бревенчатую стену, отдыхала после трудного дня пара деревянных лыж, тявкала на привязи рыжая соба-чонка. Почуяв незваного гостя, она громко позвала хозяина – лесника, но дедушка Леший спрятался за угол дома и остался незамеченным.

– Уф, – выдохнул он, когда за лесником, вернувшимся в дом, захлопнулась дверь, и тут же сам на себя рассердился – хотел соперника напугать, а вышло – сам испугался. «Нет, – подумал он, – так дело не пойдёт, леший я или не леший?» – и как закричит прямо под окном «Уу­у­у­у­у­у­у!»

От такого воя прежние­то лесники на все замки закрывались, да ещё мебе-лью дверь подпирали, а новому хоть бы что – сошёл с крыльца (с ружьём, правда), огляделся, собаку успокоил, бородёнку пригладил и в дом.
– Ишь ты, толстокожий какой! – заворчал дедушка Леший. – И страх его не берёт! Ну, ничего, с первого раза не взял, авось, со второго получится! – и давай снова лесника пугать. Но и в этот раз ничего у него не вышло, только собака снова разлаялась.

Делать нечего, пошёл дедушка Леший домой – спать. Пришёл, лёг в кровать, даже валенки с тулупом снимать не стал – такая изба холодная, а ему не спится. Лежит и думает, как бы Двадцать седьмого из леса выжить. Ду-мал­думал, только за полночь заснул.

А со следующего дня стал он леснику козни строить да ещё лесных жителей к этому привлекать. То Пятнадцатого попросит его собачонку в лес зама-нить, вдруг не вернётся она к хозяину, а без собаки­то в лесу худо. То к медведю под номером три за помощью обратится: мол, попробуй ещё ты его напугать, вдруг тебя забоится. Не хотели лесные жители в этом участво-вать – что же, говорят, плохого, если лес двое охранять будут, да разве дедушке Лешему откажешь, вот и делали, что он просил. Только не получи-лось у них ничего – собачонка хоть сначала и побежала за зайцем да тут же назад вернулась, а медведь, как увидел ружьё в руках лесника, так и дал дёру.

Решил тогда Леший сам действовать. Дождался ночи, взял воды ведёрко да мёду кадочку и к домику лесника пошёл. Пришёл, воду перед крылечком вы-плеснул, мёдом лыжи намазал и, довольный, домой вернулся.
В ту ночь спал он как младенец. Так, наверное, до обеда и проспал бы, если бы не Пятнадцатый! Прибежал и давай пуще прежнего в дверь стучать. Поднялся дедушка Леший, пошёл открывать, а заяц его с порога новостью огорошил: пришли, дескать, в лес мужички какие­то и давай ёлки рубить.

Леший тулуп схватил и побежал, куда заяц сказывал. Бежит, а сам голову ломает, что делать, ружья­то у него нет, как у лесника. «Ну ладно, – ду-мает, – припугну, а там видно будет!» Прибежал, за пушистой ёлочкой спрятался, да как завоет, ну прямо как тогда у домика лесника. А мужич-ки, как рубили ёлки, так и рубят, даже ухом не повели.

«Что ж такое, – думает дедушка Леший, – неужели не боится меня уже ни-кто?», а потом пригляделся и видит: уши­то у них заткнуты чем­то и отту-да вроде как что­то бумкает. Музыка, что ли? «Ну, – думает Леший, – со-всем люди сдурели – с музыкой в лес приходят! Будто тут своей музыки нет!»

Вышел он из своего укрытия, подошёл к гостям непрошенным. Те его увида-ли, затычки из ушей вынули.
– Чего тебе, – говорят, – надо, дед?
– Мне надо, – отвечает Леший, – чтобы вы ёлочки не рубили – лес не губи-ли!
А те: иди, мол, дед, своей дорогой, не лезь, куда тебя не просят.
– Да вы знаете, кто я? – не выдержал Леший. – Я – хозяин этого леса!

Мужички только посмеялись:
– Ступай­ка ты, хозяин, подобру­поздорову! Не мешай нам ёлки рубить – на них нынче спрос велик!
«Ну, я вам покажу – спрос!» – рассердился дедушка Леший и припустил к домику лесника. Прибежал, видит: лыжи на месте, собака тоже – значит, дома ещё хозяин. Хотел в дверь постучать да перед крыльцом растянулся – вода­то из его ведёрка, как и задумано было, в скользкий лёд превратилась!

На собачий лай из дома бородатый мужичонка выскочил. Смотрит, старичок на снегу лежит, стонет, ругается. Подошёл к нему, помог подняться, да в дом на чай с баранками пригласил. Тут дедушка Леший смягчился:
– Чай, – говорит, – конечно, дело хорошее. За приглашение благодарю. Только что ж это ты за лесом не приглядываешь, ёлки рубить дозволяешь?

Мужичонка плечами пожал: никому, мол, не дозволял. Ну а то, что не угля-дел, так не разорваться же ему, один он на весь лес! А тут ещё как назло без лыж остался! Встал поутру, хотел с дозором по лесу прокатиться, а лыжи, точно блины на Масленицу, мёдом намазаны!

Тут уж дедушке Лешему стыдно стало. Хотел, прямо не сходя с места, лес-нику во всём признаться, да время поджимало – надо было лес спасать!

Взял лесник ружьё, собачонку окликнул и вперёд. Без лыж дорога, конечно, долгая, но они всё равно успели. А уж как мужички от них бежали – это видеть надо было! Ущербу, правда, много наделали, но зато с тех пор ни-кто их в лесу не встречал!

Ну а Леший с лесником с тех пор подружились. Стали друг к другу в гости ходить, горе­радости делить. А что им ссориться­то? В конце концов, ка-кая разница, кто в лесу хозяин, главное, чтобы там порядок был!

Другие материалы в этой категории: « Рождественская сказка.