• Главная

Пенсии только тем, кто трудится

Оцените материал
(0 голосов)

100 лет назад, 17 (30) апреля 1918 года декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР № 453 Народный Комиссариат Государственного Призрения, как не соответствующий социалистическому пониманию задач социального обеспечения, был переименован в Народный Комиссариат Социального Обеспечения1. Его деятельность должна была осуществляться в соответствие с лозунгом «Помощь, а не благотворительность».

Для объяснения населению различий между этими понятиями Советским правительством в начале 1918 года была издана прокламация «Разница между старой благотворительностью и новой социальной помощью». В ней отмечалось, что «старое государство заботилось главным образом о лицах из своего класса», а «бедноте бросали нищенские подачки». Вместо пансионов «дети бедноты ютились в грязных приютах»2.
Однако документы, хранящиеся в Государственном архиве Оренбургской области, свидетельствуют, что данное представление о характере социальной поддержки населения было упрощённым и предвзятым. Государство оказывало помощь различным слоям общества. Например, в неурожайные годы крестьянам выдавалось продовольственное пособие из запасов хлеба сельских складов для посева и употребления в пищу3.
Первый «Устав о пенсиях и единовременных пособиях государственным (военным и гражданским) служащим», подготовленный Председателем Государственного Совета графом В.П. Кочебеем4, был утверждён императором Николаем I ещё в декабре 1827 года. Он состоял из трёх частей: «О производстве пенсий и пособий», «О пенсиях и пособиях вдовам и детям классных чиновников» и «Правил для назначения пенсий и пособий». Согласно «Уставу» правом на получение пенсии обладали государственные служащие, их вдовы и сироты. Размер пенсий зависел от должности, занимаемой пенсионером во время службы.
Правом на получение пенсии обладали также священники, прослужившие беспорочно 35 и более лет, и их вдовы5, а с 1908 года – лица, пострадавшие в результате политических преступлений6.
С 1836 года неимущие городские жители, находившиеся «на излечении в больницах»7, снабжались лекарствами за счёт средств Приказов Общественного призрения. Для получения бесплатных лекарств они должны были предоставить письменные свидетельства от полицейских чиновников по месту их жительства с указанием звания, наличия имущества и числа членов семейства. Имена лиц, обратившихся за бесплатными лекарствами, записывались «в особую для данных случаев книгу», после чего пациентам выдавался подписанный главным врачом и смотрителем больницы билет с указанием даты первого посещения. Для получения лекарств пациент должен был каждый раз предъявлять этот билет врачу, а по выздоровлении сдать его.
Важным пунктом социальной политики российского государства в начале XX века являлась помощь детям нижних чинов и приравниваемых к ним лиц (санитаров, дружинников), погибших в период Русско-Японской войны 1904 – 1905 годов. Согласно решению Государственного Совета от 16 июня 1905 года денежное пособие выплачивалось «сиротам» со дня смерти отцов до достижения шестнадцатилетия. Кроме того, они обладали правом на бесплатное получение образования. Сироты принимались в учебные заведения на казённый счёт и вне конкурса8.
Значительной части государственных служащих пенсии выплачивались из средств, хранившихся на счетах пенсионных касс, существовавших при отдельных ведомствах и организациях. Например, в 1905 году по распоряжению оренбургского Городского главы Н.В. Кузьмина был разработан «Устав о пенсиях и единовременных пособиях лицам, служащим по Оренбургскому городскому общественному управлению». Согласно данному «Уставу» правом на получение пенсий или единовременных пособий обладали все лица мужского и женского пола, служившие по найму в городских общественных учреждениях города Оренбурга. Выдача пенсий производилась из средств неприкосновенного пенсионного капитала, который составлялся9:
– из ежегодных отчислений из городских средств в размере 2 000 рублей;
– из ежегодных отчислений из прибыли городского банка – 400 рублей;
– из ежегодных отчислений из прибыли ломбарда – 100 рублей;
– из обязательных вычетов в размере 3% из жалованья служащих;
– из пожертвований;
– 5% вычетов из наград и пособий лиц, участвующих в пенсионной кассе.
Размер назначаемой пенсии зависел от числа лет службы. Полная пенсия назначалась за 25 лет службы, 1/2 пенсии – за 20 лет службы; 1/3 пенсии – за 15 лет службы. Лицам, выходившим в отставку вследствие тяжёлой и неизлечимой болезни, препятствующей им трудиться, состоявшим на службе не менее 10 лет, срок выхода на пенсию сокращался на 5 лет. Лица, не дослужившие не более 6 месяцев до сроков, необходимых для назначения пенсии, имели право получать пенсию по ближайшему сроку. Пенсия выплачивалась вышедшим в отставку служащим городского общественного управления со дня подачи прошения о её назначении.
Пенсии выплачивались пожизненно. Право на получение пенсии имели не только лица, состоявшие на городской службе, но также их вдовы и дети. По смерти пенсионера бездетная вдова получала половину пенсии мужа; вдова с одним малолетним ребёнком – 3/4 пенсии, с двумя и более детьми – полную пенсию. Малолетний ребёнок без матери получал половину пенсии отца; двое и более детей – полный размер пенсии. Выплаты пенсии прекращалась в случае поступления пенсионера на городскую службу или в случае, когда пенсионер не являлся за пенсией в течение пяти лет и не просил о её высылке.
Государство всячески поддерживало создание пенсионных касс, члены которых ежегодными вкладами обеспечивали себе будущую пенсию.
Окончательное формирование системы социальной поддержки населения в дореволюционной России связано с комплексом законопроектов, утверждённых императором Николаем II в 1912 году. Среди них законы: «Об обеспечении рабочих на случай болезни» и «О страховании рабочих от несчастных случаев». В соответствии с данными указами рабочие имели право на получение пособия по болезни, по беременности и родам, которое выплачивалось за счёт взносов самих застрахованных. Владельцы предприятий обязаны были вознаградить «рабочих» за телесные повреждения и утрату работоспособности дольше, чем на три дня, а в случае смерти рабочего – выплатить компенсацию членам его семьи.
Социальная поддержка семей нижних военных чинов обеспечивалась в соответствии с законом «О призрении нижних воинских чинов и их семейств» от 25 июня 1912 года. Под его юрисдикцию попадали все близкие родственники военнослужащих, независимо от материального положения семьи, если эти лица содержались «трудом ушедшего на войну». Размер пособия зависел от суммы продовольственного набора на одного человека в месяц.
В соответствии с данным законом Оренбургской казённой палатой10 были изготовлены пенсионные книжки. Выдача пенсий производилась из казначейств с 10 часов утра до 2 часов дня ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней в январе, мае и сентябре. С 3 числа месяца выплачивались пенсии размером до 30 рублей в год; с 5 числа месяца – до 70 рублей в год; с 9 числа месяца – до 100 рублей в год и с 11 числа месяца – свыше 150 рублей в год. При явке в казначейство за получением пенсий пенсионеры предъявляли бухгалтеру пенсионные книжки, а также следующие документы: нижние чины – свидетельства о выполнении ими воинской повинности; вдовы – виды на жительство; сироты – метрические свидетельства или выписки о рождении детей. При первом предъявлении пенсионной книжки в казначействе пенсионер в присутствии бухгалтера ставил в ней собственноручную подпись.
С начала действия второго календарного года пенсионной книжки пенсионеры должны были предъявлять удостоверения от местных полицейских управлений, что они не состоят на государственной службе и не подвергались наказанию, лишающему права на пенсию. Сироты – удостоверения, с указанием, что они не были приняты в учебные заведения на казённое содержание. Данные удостоверения считались действительными в течение недели со дня их выдачи для лиц, проживавших в том же городе, где находилось казначейство, и в течение двух недель – для остальных лиц.
Пенсионерам запрещалось самостоятельно отрывать купоны на получение пенсии из пенсионной книжки. Явка в казначейство не была обязательной, однако, если в течение двух лет пенсионер не обращался за выплатами, то он лишался права на получение пенсии.
В июне 1917 года в целях распределения пособий, обучения раненых нижних чинов ремеслу и «организации мастерских, в которых они могли бы добывать себе средства к существованию»11 были учреждены Временный Общегосударственный и Оренбургский Комитет помощи военноувечным. В его планы входила организация сапожной и шорной мастерских, столярно-токарной школы, школы слесарно-кузнечного ремесла, курсов электропроводчиков, подготовки бухгалтеров и сельскохозяйственных курсов (огородничества, садоводства и пчеловодства), на которых раненые нижние чины должны были бесплатно обучаться грамоте, счёту, письму и истории. Однако осуществлению этих планов помешало отсутствие финансирования и разразившаяся в скором времени революция.
Таким образом, до Октябрьской революции 1917 года социальная помощь со стороны государства оказывалась различным слоям населения, независимо от их социального происхождения. На материальную или продуктовую поддержку могли рассчитывать как крестьяне, пострадавшие от неурожая, так и «неимущие больные», как служащие государственных учреждений при выходе на пенсию, так и семьи нижних чинов, призванных на действительную военную службу, дети погибших или получивших ранение. Рабочим, пострадавшим в результате несчастных случаев, выплачивалась компенсация.
В противовес этому социальная политика Советского государства носила ярко выраженный классовый характер. С 30 октября 1917 года по 20 июня 1919 года было издано 256 Декретов, связанных с социальным обеспечением населения12, среди которых стоит выделить «Положение о социальном обеспечении трудящихся», утверждённое 31 октября 1918 года постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР № 2813.
Согласно данному «Положению» социальному обеспечению подлежали только лица, источником существования которых являлся их собственный труд. Обеспечение трудоспособных членов семьи, которые занимались домашним хозяйством, возлагалось на главу семейства.
Под социальным обеспечением трудящихся подразумевалось: 1) оказание нуждающимся лицам всех видов врачебной и лекарственной помощи, а также родовспоможения; 2) оказание помощи трудящемуся населению при временной утрате средств к существованию, вследствие болезни или увечья; 3) оказание помощи трудящимся при постоянной утрате ими трудоспособности, вызванной увечьем или старостью.
Социальное обеспечение населения осуществлялось в виде врачебной помощи, денежных пособий и пенсий. Размер месячной пенсии составлял сумму 25-кратного среднего дневного пособия по утрате трудоспособности, в местности, где проживал пенсионер. Пособия выплачивались беременным и роженицам, а также безработным гражданам. Кроме того, выдавались пособия на погребение.
Согласно «Порядку выдачи денежных пособий в случае временной утраты трудоспособности вследствие болезни, беременности, родов, увечья, карантина» всем трудящимся при временной утрате трудоспособности в течение первых двух месяцев выплачивался полный средний дневной заработок за счёт средств Народного Комиссариата Труда. Для получения пособия трудящиеся должны были предоставить в отдел социального обеспечения справку (удостоверение) из лечебного учреждения о временной утрате трудоспособности14.
Источниками финансирования системы социального обеспечения были определены: 1) взносы от частных предприятий, учреждений, ремесленников, артелей, сельских хозяйств; 2) взносы национализированных и государственных предприятий, учреждений, 3) пени по просроченным платежам на социальное обеспечение; 4) доходы с имущества и капитала учреждений социального обеспечения. Лица, имевшие дополнительный заработок, лишались права на получение пенсии и пособий.
Тем самым была создана единая государственная система социального обеспечения населения. В её основе лежали принципы бесплатной медицинской помощи и материальной поддержки трудящихся в случае старости, временной утраты трудоспособности или безработицы. При этом из числа лиц, имевших право на получение государственных пособий, были исключены лица, жившие за счёт «эксплуатации чужого труда» (офицеры, дворяне, купцы и их семьи).
Другой категорией населения, пользовавшейся социальными гарантиями со стороны Советского государства, стали красноармейцы и члены их семей. Рабочие, добровольно вступившие в ряды Красной армии, сохраняли рабочее место на предприятиях, а также право на получение среднего жалования, минус жалование красноармейца. Крестьяне, добровольно вступившие в ряды Красной армии, получали ежемесячное
пособие на поддержание хозяйства в размере 140 рублей15.
26 декабря 1918 года был обнародован декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об обеспечении семей красноармейцев», в соответствии с которым членам семей красноармейцев должно было выплачиваться пособие или продовольственный паёк натурой, эквивалентом в 300 рублей. Все лица, добровольно поступившие на строевые должности в ряды Красной армии, на время пребывания в этих должностях освобождались от уплаты всех прямых государственных налогов. Члены семейств красноармейцев, освобождались от всех прямых государственных налогов, кроме натурального налога.
Нетрудоспособные члены семей красноармейцев (нетрудоспособными считались жена при ребёнке до 10 лет, дети до 16-летнего возраста и родители красноармейцев – отцы, достигшие 55-летнего возраста, и матери 50-летнего возраста) были освобождены от внесения квартирной платы16.
Выдачей пайков семьям красноармейцев занимался Городской Пайковый Отдел. Для назначения продуктового пайка лица, явившиеся в Отдел, обязаны были предоставить удостоверение от квартального старосты с указанием своего родства, числа членов семьи и их возраста. На этом удостоверении заведующим Пайкподотделом ставилась резолюция «Выдать полагающееся пособие». Затем удостоверение передавалось счетоводу для начисления суммы пособия. Первый раз пособие выдавалось через неделю со дня подачи заявления17.
Благодаря таким мерам социальной поддержки военнослужащих и членов их семей Советскому правительству удалось в кротчайшие сроки создать боеспособную Красную армию и одержать победу в Гражданской войне.
Таким образом, предвзятое отношение со стороны Советского государства к системе социальной поддержки населения в дореволюционной России было во многом вызвано нежеланием признать её достижения. Государственная помощь оказывалась различным слоям населения, вне зависимости от их социального происхождения, что противоречило представлениям идеологической доктрины советской власти. Понятие «благотворительность» воспринималось советскими идеологами как деятельность, унижающая человеческое достоинство.
В основу новой социальной политики – «помощи» населению со стороны государства – были поставлены бесплатная медицинская помощь и материальная поддержка трудящихся в случае старости, временной утраты трудоспособности или безработицы, носившие ярко выраженный классовый характер.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Собрание Узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1918. Ч. 1.
2. ГАОО. Р. 618. Оп. 2. Д. 28. Л. 30.
3. ГАОО. Ф. 6. Оп. 3. Д. 3873. Л. 14.
4. ГАОО. Ф. 339. Оп. 1. Д. 19. Л. 3 – 13.
5. ГАОО. Ф. 174. Оп. 1. Д. 345. Л. 32.
6. ГАОО. Ф. 11. Оп. 1. Д. 2055. Л. 159 – 182.
7. ГАОО. Ф. 368. Оп. 1. Д. 283. Л. 272 – 272 об.
8. ГАОО. Ф. 41. Оп. 1. Д. 61. Л. 425.
9. ГАОО. Ф. 41. Оп. 1 Д. 278. Л. 193.
10. ГАОО. Р. 1. Оп. 1. Д. 110. Л. 59.
11. ГАОО. Ф. 43. Оп. 1. Д. 668. Л. 5.
12. ГАОО. Р. 618. Оп. 2. Д. 28.
13. ГАОО. Р. 618. Оп. 2. Д. 29. Л. 20 – 27.
14. ГАОО. Р. 1. Оп. 1. Д. 110. Л. 181.
15. Там же. Л. 113.
16. ГАОО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 110. Л. 56.
17. Там же. Л. 93.

Четвериков Сергей

Сергей Алексеевич Четвериков родился в 1990 году в Оренбурге. Окончил факультет гуманитарных и социальных наук и аспирантуру Оренбургского государственного университета. Работает ведущим архивистом отдела публикаций и научного использования документов ГБУ «Государственный архив Оренбургской области».

Последнее от Четвериков Сергей