• Главная

«Нет, Родина не умирает!»

Оцените материал
(0 голосов)

    СОВЕТСКОЕ КИНО

Смотрел с утра советское кино,
Уже не помню имена артистов...
А взял вдруг и расплакался (смешно)
Над судьбами чумазых трактористов.

Они, как дети, чистые внутри,
Такими быть их научил Спаситель,
Когда ходил по небу златогрив,
Швыряя свет в советскую обитель.

Душе подай целительный настрой,
И я смотрел без тени превосходства,
Что со страною стало и со мной,
И тихо плакал, чувствуя сиротство.

Я не скажу, что повлиял запой –
Не пью, беру уроки атлетизма.
Я плакал над разрушенной страной,
Упавшей в пропасть с пика Коммунизма!

Я взрослым стал, а взрослым тяжелей
Всё начинать с нуля и не разбиться.
Легко взлетать лишь детям с букварей...
Смотрите, как мы жили – пригодится!

ПРИСТАНЬ ДЕТСТВА

А мама на пристани смотрит в глухую тайгу.
Вот папа причалил с арбузом с верховий на лодке.
Я на деревянной лошадке мешаю врагу,
Колю его саблей, топчу его маленькой ножкой...
На Каме к восьмому приколу пристали плоты,
Кричат плотогоны – бугор отвечает им матом!
А мне лет пятнадцать расти до своей бороды,
Увеча врагов, их всегда на Руси многовато.
А мама от радости к папе бежит по мосткам.
Они молодые ещё и, конечно, безгрешны.
Их ангелы смотрят и верят сердечным толчкам,
Плывя по теченью на облаке мимо неспешно.

                             * * *
– В России стих непобедим! –
Так я сказал жене.
– Смотри, к нам наш вернулся Крым,
Как воин на коне.

«Когда мы возвратимся в Крым» –
Я кровью написал.
Глагол не превратился в дым,
Вернулся Крым – я знал!

Но, как мой стих бесил врагов!
Гундосил либерал,
Как чёрт, хотя и без рогов –
Давно рога сломал...

А Крыму что? Он снова наш,
И наш в Крыму народ!
Вновь аки посуху Сиваш
Русь переходит вброд.

БАЛАЛАЙКА

«Ах, камаринский, камаринский мужик,
Ты куда, куда, куда, куда бежишь?»
                                     Русская песня

Рванула душу балалайка!
Заныло левое ребро...
Европа, под дверьми не лай-ка,
А то получишь в лоб ядро.

Как Бонапарт или германцы,
Не то чтоб вдруг и абы как,
Вам не понять нас, чужестранцы, –
Не все тоску несут в кабак!

А балалаечник, ей-богу,
Как ножичком по струнам – вжик!
И тут же к русским на подмогу
Бежит камаринский мужик.

Нет в помине той России
С журавлями в бороде,
Где ступнями шёл босыми
К нам Спаситель по воде.

Русых муз с огнём при свете
В той сторонке не найти...
Сплошь чернявенькие дети
Попадаются в пути.

А до небу на карете
Катит с грохотом Илья,
Не заботясь об эффекте,
С ветки сщёлкнет соловья!

Коршуна в гнездо загонит.
Опрокинет самолёт.
Небо вслед ему застонет.
Баба в поле заревёт.

Но пока шумят берёзы,
Расцветают лопухи.
И поэты нетверёзы
Пишут трезвые стихи...

Ничего уже не страшно,
Если ты в ладу с душой.
И Россия вновь прекрасна!
А Илья суров, но свой!

   ДУМЫ ВЕЛИКОРОССА

Лишь спросонья вывалюсь из горницы –
Слышу, как из «Слова о полку»
Киевские каркают усобицы...
Снова внук Троянов начеку!

Храбрые Мстиславы поразведали –
Не хотят быть Лондону щитом,
Ведь не зря Радедю-то зарезали
Пред полком касожским вечерком!

Факельные шествия и прочая...
Символы коричневой страны,
Песня пролетарская, рабочая
Гонит сонм свидомой саранчи!

В небе старорусская поэзия!
В стрелах грозовые облака!
Вот о чём душа мальчишки грезила
Если бить, так бить наверняка!

Не уступит Русь Тмутаракани
И Тавриды больше не отдаст.
Крымский ли, казанский ли татарин,
Он теперь, как Чингисхан за нас!

Вот с такими возвращаюсь думками
И не знаю, правда где, где ложь?
Если перекалишь – станут хрупкими
Боевые души и штык-нож.

                  * * *
Не лезьте в душу, дураки,
И со спины не заходите.
Я больно бью с любой руки!
Тех, что упали – оттащите.

Не лезьте в душу, дураки,
Она, как отчина безмерна.
Там в роще детства родники
И первый поцелуй неверной...

Там в пашне тонет Святогор,
Там через реку едет грека
Через растянутый простор
От дурака – до человека.

Поэтому прошу учесть,
Нарезать на носу зарубок –
Душа, как Родина и Честь,
Врагам не делает уступок.

                * * *
Нет, Родина не умирает!
Хотя распята, как Христос.
Мы над обрывом мним о рае.
На рай всегда в России спрос!

Союз Советский не приснился,
Хотя порой тревожит сон.
Мы знаем тех, кто устыдился
И кто всерьёз был потрясён!

Нет, Родина, она не меркнет!
В ней нет печали и тоски.
Она любого «пса» низвергнет
И не по-бабьи – по-мужски!

Пусть русский серп полям
достался.
Вернули молот – кузнецам.
Запомните! Никто не сдался!
Никто не сдался подлецам!
Мы никакие не терпилы,
В нас бешеный огонь отцов!
Мы спасшие от зла полмира,
Тьму языков перемолов!
И о стране богохранимой
Молясь и воинстве её –
Наполнен я духовной силой!
Что мы ослабли – всё враньё.

УРАЛЬСКИЙ ХРЕБЕТ

Хребет бойца, поросший лесом,
Где елью, клёном, где сосной.
Здесь Святогор тяжеловесом:
– Бог впереди и все за мной!

И мы за ним до океана,
По кочкам и материкам.
Где зорька Божьей Мамой ткана,
Чтоб тьма не помешала нам.

– Эй, вы откуда? – Из России!
– Куда? – В Россию навсегда!
Кричат глухие и слепые
Из мест, где их нашла беда.

Ни кистенём и ни снарядом
Не перебить хребет страны.
Великоросс прошёл парадом
Париж, Берлин... И хоть бы хны!

Тюленев Игорь

Игорь Николаевич Тюленев родился в пос.  Ново-Ильинском Пермской области в 1953 году. Учился в Литературном институте им. А.  М.  Горького в Москве и творческом семинаре Юрия Кузнецова. Автор более 20 книг стихов, публикаций в литературных журналах и альманахах. Лауреат премий «Имперская культура», «Традиция», дважды лауреат журнала «Наш современник», Международной премии им. С. Михалкова, Всероссийской литературной премии им. Н. Лескова «Очарованный странник», академик «Академии поэзии». Секретарь Союза писателей России. Живёт в Перми.

Последнее от Тюленев Игорь