• Главная

Обратная сторона

Оцените материал
(0 голосов)

  ИСКУССТВО ОБЩЕНИЯ

«Старуха, дверь закрой!»
               Перевод С. Маршака

А приключилось это так: cначала,
Пока старик покуривал молчком,
Старуха шила что-то и ворчала,
Беседу заводя со стариком,
Как будто крыла крупными стежками,
Во всех своих несчастиях виня,
Мол, повезло ж подругам с мужиками,
А непутёвый – только у меня!..

У старика на шее пухла жила,
Но он сидел, безмолвствуя пока.
А между тем старуха что-то шила
И языком колола старика.
Одновременно шила и честила,
И здесь, и там являя мастерство,
И до того язык свой распустила,
Что об иглу поранила его.
Но с той поры зажили эти двое!..
Старуха впредь покладистей была,
Когда старик, задетый за живое,
Ей говорил: «А где твоя игла?»
…Молчу и я, обуздывая чувства,
Когда слова язвительны и злы…
Общение – тончайшее искусство
Держать язык на кончике иглы.

ПРЕКРАСНАЯ ПОРА

Ведёт нас молодость – ура! –
По жизни прямо к райским кущам.
Ну что ж, – прекрасная пора,
Нам рай сулящая в грядущем.
Но тяжка времени печать,
С годами путь не так уж светел,
Чтоб начал путник замечать
В нём то, что прежде не приметил.
Уже с паденьями знаком
И бед огромна вереница,
И осень веет холодком,
Как встречный ветер в наши лица.
Нелёгок путь и боль остра,
Но мягче взгляд, мудрее слово…
Ну что ж – прекрасная пора
Для искупления былого.

БРОДИЛ ГРИБНИК

Бродил грибник с лукошком летним бором,
Однажды, по прошествии дождя.
Он груздь сгубил, прельстившись мухомором,
По внешности о качествах судя.
Был мухомор помыт, отварен, съеден…
У грибника теперь неважный вид.
Тот, кто полезен – часто незаметен.
Кто на виду – нередко ядовит.

        СОЗДАНИЕ КРАСОТЫ

Стоял прекрасный сад, вблизи журчал ручей.
Был сад кудряв, ветвист, обилен и при этом
Служил большим шатром от солнечных лучей,
Спасая в жаркий день художника с поэтом.
А те, передохнув, плодов земных вкусив
И жажду утолив, пока заняться нечем,
Решили: «Сад хорош, ухожен и красив,
Сейчас мы красоту его увековечим».
Но в красках благодать не оживала та,
И образы в стихи легли мертвы и вязки.
Художник вдруг вскричал:
                                «Фальшива красота,
Коль выразить её не могут даже краски!»
И подхватил поэт: «Откуда ни взгляни –
Всё жизни нет в стихах, как нет в душе блаженства».
И, бросив создавать, на том сошлись они:
«Должно быть, этот сад далёк от совершенства…»
И с тем пошли, ворча, взглянув в последний раз
Туда, где у ручья в саду виднелся домик.
И молча из окна, укрывшийся от глаз,
Им долго-долго вслед глядел старик-садовник.

         ОБРАТНАЯ СТОРОНА

Один философ говорил другому,
Об истине затеяв разговор:
«Режь правду даже другу дорогому,
Глупцу скажи – глупец, а вору – вор.
И пусть стезя неблагодарна эта,
И ты без счёта недругов обрёл,
Неоценима истины монета,
Поскольку на верху её – орёл»…
Из чащи философского массива
Брёл проповедник истины вперёд,
Дурнушке говоря: «Ты некрасива»,
Больному – что, должно быть, тот умрёт.
Не всяк священник, кто наденет ризу,
Но всяк философ в дебрях бытия…
Орлом переверните правду книзу –
И наверху появится змея.

                          * * *
С каждым днём всё ближе наши дали,
Мы за них шагнём когда-нибудь,
Мы всё чаще и смиренней стали
Провожать друзей в последний путь.
Бьёт нас время, как добычу кречет,
Так, что жизнь порой не дорога,
Кто сказал о том, что время лечит,
Тот не понял главного врага.
Наша жизнь – интрига вековая:
Всяк виновен, даже без вины.
Время лечит, вскоре убивая,
Тех, кто жизнелюбием полны.
Где судьба – гадалка в «чёт и нечет» –
Все равны: кто мил и кто не мил.
Кто сказал о том, что время лечит,
Тот друзей давно не хоронил.

Так спеши же, радуйся и радуй,
Наша жизнь промчится, как во сне.
За её чарующей оградой
Мы пройдём, как тени на стене.
И другие выйдут нам навстречу,
Осеняя словом дорогим:
«Кто сказал о том, что время лечит,
Тот желал спасения другим».

                КАРТИНА

Среди картин открытого салона
Одна – и необычна, и свежа.
На ней сова на фоне небосклона
Летит, фонарь светящийся держа.

Остановившись на сюжете этом:
«Какая чушь !» – волнуется толпа.
«Чудна сова, летящая со светом,
Ведь, если свет – сова почти слепа…»

И ты, помедлив около картины
Всего лишь на секунду, на ходу,
Опять шагнёшь в движение рутины,
В неудержимой жизни суету.
С сиренами и скрежетом металла,
Всосёт тебя житейский кавардак.
Лишь перед сном, тоскливо и устало,
Припомнится художник:
                           «Вот, чудак!
Жизнь прагматична. С каждым часом ближе
Её финал. Состаримся… Умрём…»
И вдруг увидишь: над соседней крышей
Летит сова с горящим фонарём!

                   * * *
В огне бушующий Донбасс,
В нём слепо смерть гребёт улов.
Какой там дьявол делит нас
На «москалей» и на «хохлов»?!
Откуда там ко мне вражда,
Не понимаю – почему?
Я даже не был никогда
Ни на Донбассе, ни в Крыму…

Гремят разрывы тут и там,
Круша сады и алтари.
Разрушен дом, расстрелян храм
С убитым сторожем внутри.
А сторож будто бы во сне
Затих. И видится ему,
Как он проснулся по весне,
Что на Донбассе и в Крыму…

Я не был там. Но мир – таков.
И множат кадры из «Вестей»
Убитых женщин, стариков
И искалеченных детей.
Там гибнут люди без конца,
И больно сердцу и глазам.
И если боль стучит в сердца,
То в них Донбасс приходит сам.

                        ЧУДАК

Вот пузыри летят по ветру – посмотри!
Там кто-то мыльные пускает пузыри.
Там кто-то важный и усатый, вот ведь как!
Должно быть, этот человек большой чудак!
А он спешил, пока не лопнули, скорей!
Он строил важное из мыльных пузырей,
Он строил вечное, чудак, он был таков.
Ведь делать вечное – обычай чудаков.
Быть чудаком, а это значит – быть творцом,
Чтоб расточать себя с сияющим лицом,
Чтоб пропускать сквозь сердце вечность и игру.
И пузыри, смеясь, летели на ветру!

                     * * *
Нам уральской природой даны
Первозданных явлений подарки.
Самоцветные грёзы весны
Оживают в сиреневом парке,
Где блестит бересты серебро
И звучат заревые жалейки.
Даже бывший полковник УгРо
Напевает на старой скамейке:
«Доверяйтесь весне до конца,
Уязвимости струн не жалейте!
Пусть рассвет окрыляет сердца,
Заиграв на берёзовой флейте.
Совершайте скорее добро!
Избавляйте людей от мигрени…»
Даже бывший полковник УгРо
Захмелел от весны и сирени.
Он увидел себя молодым
Начинающим путь лейтенантом.
И мерцает сиреневый дым
Над зари перламутровым бантом.
«Доверяйтесь весне до конца!»
И берёзы смеются, как дети…
Кто весне отворяет сердца –
За грядущее лето в ответе.

               ДЕКАБРЬ

Декабрь, подняв метельный ворот,
Подул протяжно на дома,
И в ощетинившийся город
Вошла хозяйкою зима.
И, испытав мороза жала,
Стремглав к соседу на крыльцо
Его любимая взбежала,
К лицу его своё прижала
С мороза алое лицо.
И вот они – скорей под крышу! –
Спешат, смеясь и говоря…
И я прозрею. Я увижу
Вечерний образ декабря
В снегах, в заброшенной беседке,
В окне, чей свет похож на медь;
В листке, трепещущем на ветке,
Сей миг готовым улететь
Иль доказать упрямой хваткой
Не просто с веткою родство,
Но и с планетой этой шаткой,
Со всею жизнью этой краткой,
Сквозя какою-то разгадкой
Существованья моего.

                 ГРАЧИ

«Такое удушье стояло в ночи,
недаром весь вечер кричали грачи,
кричали, кричали, кричали истошно,
и было от грая уснуть невозможно».
                                       О. Чухонцев

Вот и лето прошло.
Сквозь заката лучи
Ты пройдёшь за село,
Где горланят грачи.
Ты пройдёшь, не спеша,
На грачиный привет,
И печалью душа
Отзовётся в ответ.
И грачиная даль
Так застонет тогда,
Словно эта печаль
Навсегда, навсегда.
И, тревожно дыша,
Вздрогнешь, веки закрыв.
И ответит душа
Нараспев, на разрыв.
И вернёшься опять,
Чтобы вновь до темна
О былом вспоминать
Без покоя и сна.
Чтобы слышать в ночи
Сквозь бессонницы чад,
Будто где-то грачи
Всё кричат и кричат...

Шадрин Владимир

Владимир Александрович Шадрин родился в 1959 году в Орске, в посёлке Елшанка. Окончил среднюю школу, служил в армии, затем работал на различных предприятиях, сменив множество профессий – каменщика, штукатура, кровельщика, монтёра. Печатался в областной периодике, в еженедельнике «Литературная Россия», участвовал в коллективных сборниках «Радуга в камне», «Отечества родного седые ковыли».
Автор двух поэтических книг: «Поздний гость» (2005) и «Костёр» (2008). Лауреат премии имени Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2009). Живёт в Орске.

Последнее от Шадрин Владимир

Другие материалы в этой категории: « «Я серьёзно» Гофманиада »