• Главная

С любовью

Оцените материал
(0 голосов)

МИНИ-ПЬЕСА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Мила – сотрудница «TameEat»
Женя – сотрудница «TameEat»
Яков – посетитель «TameEat»
Давид – менеджер «TameEat»
Подросток-мальчик
Подросток-девочка
Женщина
1-й охранник
2-й охранник

Сцена первая и последняя

Маленький быстрый ресторан-бургерная «TameEat». Звучит простая и ритмичная музыка. На больших фирменных часах, висящих на стене, фирменно нарисовано: «13:01».
Возле прилавка очередью стоят женщина, подросток-мальчик и подросток-девочка (они держатся за руки, при этом у мальчика в ушах наушники, а девочка погружена в свой смартфон) и улыбчивый Яков. Находящаяся по ту сторону прилавка, Мила быстро и не особо аккуратно засовывает в фирменный пакет бургер; пакет и закрытый стакан с колой она протягивает женщине, в руках у которой один фирменный бумажный пакет уже есть. Всё это время за Милой пристально наблюдает Яков.
Мила: Пожалуйста, диетическая кола, «Веган-Бургер», картошка фри.
Женщина берёт пакет и стакан, уходит (выходит из бургерной). Подросток-мальчик встаёт на место женщины.
Вам?
Подросток-мальчик (вытащив из уха один наушник): Лавбургер с ветчиной и горчицей побольше…
Мила бьёт пальцами по планшету, закреплённому на стойке.
…колу – ноль пять, кофе, ну попкорн с собой давайте. (Девочке-подростку.) Тебе чё?
Подросток-девочка (не отрываясь от смартфона): То же самое.
Подросток-мальчик достаёт из кармана штанов несколько купюр, пересчитывает их.
Подросток-мальчик: Всего по два, кофе не надо.
Подросток-девочка: Я буду.
Подросток-мальчик: Кофе. Американо. Одно. Колу одну не надо тогда.
Мила: Два лавбургера, попкорн на вынос, одна кола ноль пять, одно кофе американо. Всё?
Подросток-мальчик: Всё-всё.
Мила: Триста сорок рублей.
Подросток-мальчик пересчитывает деньги. Мила берёт бургеры и кладёт их на поднос, отворачивается к аппарату с колой и кофемашине. Отворачиваясь, Мила замечает пристальный взгляд Якова и быстро отводит глаза, не выказав внешне никакой реакции.
Пока Мила наливает колу и кофе, Яков с умилением смотрит на пару подростков. Подросток-мальчик замечает пристальный взгляд Якова.
Подросток-мальчик (Якову): Нравимся, что ль?
Яков кивает, улыбается.
Подросток-девочка отрывает взгляд от смартфона, смотрит сначала на Якова, затем на подростка-мальчика.
Подросток-девочка: Чё?
Подросток-мальчик: Ничё, просто.
Девочка-подросток опускает глаза в смартфон.
Мила поворачивается к клиентам лицом с колой и кофе в руках, ставит стаканы на поднос, достаёт из-под прилавка пакет с попкорном, кладёт его на поднос. Из кухни показывается Женя и протягивает два лавбургера. Мила берёт лавбургеры и кладёт их на поднос. Подросток-мальчик протягивает Миле деньги. Мила берёт купюры, пересчитывает, кладёт их в кассу, нажимает кнопку на клавиатуре, из кассового аппарата начинает вылезать чек. Ожидая появления чека, Мила бросает взгляд на Якова, тот смотрит на неё и улыбается. Мила выдёргивает чек из аппарата, кладёт его на поднос и пододвигает поднос подростку-мальчику.
Подросток-мальчик берёт поднос и направляется к одному из столиков. Подросток-девочка остаётся на месте.
Подросток-мальчик (подростку-девочке): Слышь?
Подросток-девочка: Ммм?
Подросток-мальчик: Пошли.
Подросток-девочка: Угу. (Не поднимая взгляда от смартфона, идёт вслед за подростком-мальчиком.)
Подростки садятся за столик.
Мила (Якову): Вас слушаю, здравствуйте.
Яков смотрит на Милу, молчит и улыбается.
Слушаю, что вам?
Яков смотрит на Милу, улыбается.
Помочь выбрать? Вы немой, извините?
Яков: Нет, говорящий. Просто мне ничего не нужно.
Мила: В смысле? (Смотрит на камеру видеонаблюдения, висящую над прилавком, поправляет осанку, делает более приветливое выражение лица.) Если ещё не определились, не отвлекайте. Пожалуйста.
Яков (оглядывается по сторонам): От чего?
Мила: От работы. Может, мне рабочее место нужно протереть или кассу посчитать.
Яков (вглядывается в бейджик, висящий на груди Милы): Милая… Мила, я понимаю, что у вас и без прямого обслуживания клиентов много работы. Но ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос. Вы выполняете свои обязанности с любовью?
Мила оглядывает Якова с ног до головы.
Мила: Ого. Вы, что ли, тайный покупатель какой-нибудь? Или из чебуречной напротив? И так у нас уже всех переманили…
Яков: Да нет, я как раз явный, но не покупатель в данном случае. Меня зовут Яков. Как покупатель я заходил вчера, взял у вас бургер, стал его есть. Здесь, там, где вот ребята сидят. (Показывает в сторону столика, за которым сидят подростки, подросток-мальчик жуёт и хмуро смотрит на Якова.) Но я не смог его долго есть…
Мила: Если вам не понравился бургер, могу дать книгу отзывов. Или в интернете напишите… (Украдкой смотрит на камеру.)
Яков: Нет, с бургером как раз всё нормально.
Мила: А с чем не нормально?
Яков: Вот я и хочу задать вам вопрос. Вы, Мила, делали этот бургер, ну, который вчера я брал, с любовью?
Мила: В смысле?
Яков: В самом прямом метафизическом смысле. С любовью вы делали бургер или нет?
Мила: Как с любовью? Просто сделала…
Яков: Просто у меня стойкое ощущение, что вы сделали мне бургер без любви.
Мила: А у вас есть чек вообще? Почему я должна отвечать вам что-то по поводу вчерашнего бургера?
Яков: В том-то и дело, что мой вопрос не про бургер. А про любовь.
Мила: Молодой человек, во-первых, у нас тут камера всё пишет, во-вторых, у меня парень… есть, так что не надо подкатывать…
Яков: Да какой я молодой, я вам почти в отцы гожусь.
Мила: Тем более.
Из кухни выглядывает Женя.
Женя: Чё, есть заказ, нет? Отойти хотела.
Мила: Нет, иди. Нет, подожди.
Женя: А?
Мила: Ты там бургеры сегодня с любовью делаешь?
Женя: Ну, как… готовить люблю вообще. Да тут что готовить, полуфабрикаты… (Смотрит на камеру, замолкает.)
Яков (Жене): А людей, людей вы любите? Кого-нибудь одного хотя бы.
Женя: В смысле, готовить? (Смеётся, смотрит на реакцию Милы и Якова.) Готовить людей, что ли? (Смотрит на Милу и Якова – их лица вполне серьёзны, перестаёт смеяться.) Вы с какой целью интересуетесь-то?
Яков: Я вчера ел бургер, который купил у вас тут, только вы наоборот были – Мила на кухне или как у вас это называется, а Женя здесь. Так вот, как только я откусил от бургера первый кусочек и стал жевать, я почувствовал, что он, бургер, скорее всего, сделан без любви.
Женя: Это претензия?
Мила: Я вот тоже не пойму…
Яков: Нет, нет, что вы, это не претензия, я же не отравился. Хотя вполне мог бы отравиться едой, которую без любви приготовили.
Женя: Так, мужчина, что вы голову нам морочите, у нас и так работа тяжёлая, ни присесть, ни отойти нельзя… (Смотрит на камеру.) Работу свою мы любим.
Мила (тихо, себе под нос): Особенно в день зарплаты.
Женя: И клиентов своих любим. Всех. В основном. Если у вас есть претензии, вон там в углу книга жалоб и предложений.
Мила: Я ему уже говорила.
Женя: Или в интернете… нет, в интернете не пишите, мы лучше сейчас менеджера позовём и во всём разберёмся. Колу в подарок хотите? Ноль шесть?
Из кухни выходит Давид, он строго смотрит на Женю и Милу, затем переводит взгляд на Якова и расплывается в улыбке.
Давид: Добрый день, я менеджер, меня зовут Давид. Возникли какие-то проблемы?
Яков: Проблемы… Нет, не проблемы. Возникла беда.
Давид (окидывает строгим взглядом Женю и Милу): Даже так? Я вас внимательно слушаю.
Яков: И я боюсь, что это беда не только вашего замечательного заведения. Это беда, она как бы общая…
Давид: Вас что-то не устраивает в индустрии быстрого питания? Хотите об этом поговорить? Мы здесь каждый второй четверг месяца устраиваем вечерние бургерные посиделки, клиенты заказывают специальные сапэр-бургеры со скидкой, сидят, кушают, общаются, на плазму камин выводим…
Яков: Нет, нет, нет. Боюсь, что разговорами тут делу не поможешь. Я говорю о такой глобальной проблеме, как потеря людей способности любить, в самом прямом абстрактном смысле, понимаете? Люди, по-моему, стремительно теряют способность жить с любовью, делать что-то с любовью. (Показывает взглядом на подростков, смотрящих каждый в свой смартфон.) Даже если любят. Понимаете?
Молчание. Давид по несколько секунд смотрит на Якова, затем на Женю, затем на Милу и снова на Якова.
Давид: Кажется, понимаю. (Миле.) У тебя брелок? Нажимай.
Мила убирает одну руку под стол.
Женя: Может, сами выведем?
Давид: Нет, плату опять повысили, пусть отрабатывают. (Якову): Молодой человек, что вы именно от нас хотите всё-таки? У вас несколько минут на ответ.
Яков: Именно от вас я хочу, чтобы вы разобрались уже со своими чувствами. Ну нельзя же готовить лавбургеры без любви.
Женя и Мила недобро переглядываются.
Давид: При чём здесь наши чувства?
Яков: Да при всём! Чувства, это же самое главное, они всегда при чём! А я всё чувствую по бургерам…
Мила: Да он издевается! Что вы можете чувствовать по бургерам, кроме их вкуса!?
Яков: Чувствую! Чувствую, что они сделаны без любви!
Подростки отрываются от смартфонов, наблюдают за тем, что происходит возле прилавка.
Яков (подросткам): Нет, правда ведь, ребят, чувствуете? Вот всего хватает, кроме любви.
Подросток-мальчик рассеянно смотрит то на салфетку от бургера, то на Якова. Подросток-девочка начинает снимать происходящее на смартфон. Давид, Женя и Мила съёмку не замечают.
Давид (смотрит на часы, Миле): Ты охрану вызвала, я не понял?
Мила: Не знаю, нажала.
Давид (Якову): Слушай, мужик, сейчас охрана приедет, если ты ещё не понял, но, может, ты сам отсюда свалишь по-хорошему?
Яков: Только если вы пообещаете разобраться друг с другом.
Давид: Это всё тебя не касается, понятно?.. В смысле друг с другом?
Яков: Касается! Ещё как касается! Я больше не позволю вам травить людей бургерами, сделанными без любви!
Женя: Я его поняла, насквозь видит! Только если мы даже разберёмся, кто-то ни с кем так и останется, будет страдать. (Смотрит на Милу.)
Мила (Жене): А чё ты на меня-то смотришь? Между прочим, я его раньше приметила, напоминаю.
Давид рассеянно смотрит то на Милу, то на Женю.
Женя: Главное, не кто первый приметил, а кто первый признается.
Мила: Что?
Женя (Давиду): Короче, Давид, устала намекать, ты мне нравишься, короче.
Мила: Ах ты тварь, мы же договаривались, что я первая попробую!
Давид: Так, барышни, тихо-тихо, что происходит вообще?
Яков: Вот чудак-человек, до сих пор непонятно?
Женя: Да сколько ждать-то можно?
Мила (Жене): Вот я так и знала, что ты овца!
Женя: Чё сказала?
Мила: Овца ты кудрявая, говорю, хоть вытягивай патлы свои, хоть нет!
Женя: Ну всё…
Женя и Мила сцепляются в драке, Давид пытается их разнять. На помощь Давиду через прилавок перелезает Яков. В помещение врываются два охранника-ЧОПовца, они растерянно смотрят на потасовку Женя-Мила-Давид-Яков. Охранники оглядываются по сторонам, смотрят на подростков вопросительным взглядом.
Подросток-мальчик: У них тут любовный треугольник, по ходу, чё-то такое. А мы пошли. (Встаёт, берёт подростка-девочку за руку и тянет её за собой к выходу.)
Подросток-девочка: Сначала, короче, девки сцепились. Видос я сняла.
Подросток-мальчик: Пошли-пошли, видос, мне родаки запрещают сюда ходить.
Подростки выходят из «TameEat». Потасовка превращается в погром.
Охранники перелезают через прилавок, пытаются разнять дерущихся, но это оказывается нелегко из-за того, что девушки царапаются налево и направо, кидаются всем, что попадается под руки. Рабочая зона «TameEat» быстро превращается в руины.
Яков: Да стойте вы, стойте, решить можно любой треугольник! Как гуманитарий вам говорю!
Мила со всей силы ударяет Якова подносом по голове, Яков хватается за голову и опускается на пол, скрываясь за прилавком. Драка прекращается, разгорячённая Женя оказывается в объятьях 1-го охранника.
Мила: Ой, блин.
Голос Якова: Ничего-ничего. Всего лишь пластик.
Давид с ужасом смотрит на руины рабочей зоны.
Давид: Твою мать, а.
Женя (под стол Якову). Ну, и как нам всё решить?
Голос Якова: Мила…
Женя: Что Мила? (Давиду.) Это потому что она на год младше меня?
Давид: Кто младше?
Голос Якова: Мила, слышите, запомните то, как вы меня сейчас ударили. Этот удар был сделан с любовью, по-настоящему.
Мила (рассеяно): Да?
Голос Якова: Давид, слышите, я видел, это она на вас замахивалась. Вот всё и решилось, понимаете? Что и требовалось доказать.
Давид, осматривая руины, сталкивается взглядом с Милой. Они пристально смотрят друг на друга. Женя пытается вырваться из рук 1-го охранника, сталкивается с ним взглядом. Из-за прилавка, держась за голову, поднимается Яков и сталкивается взглядом со 2-м охранником. Немая сцена.
Яков и 2-й охранник, словно опомнившись, отворачиваются друг от друга. Яков отряхивается и с умилением смотрит на Милу и Давида и на Женю и 2-го охранника.
Яков: Ну, я, пожалуй, пойду. (Давиду): Думаю, вам стоит закрыться на время. (Направляется к выходу.) Не благодарите, надеюсь, в ближайшее время съем здесь свой заслуженный бургер, сделанный с любовью. (Останавливается, оборачивается.) Просто у меня есть своя теория. Человек всегда влюблён, в самом прямом, абстрактном смысле, понимаете? Человек не может быть не влюблён так же, как он не может не дышать. Только если он влюблён по-плохому, то он свою любовь никому не отдаёт, отдаёт отрицательную только энергию. А вот когда человек влюблён по-хорошему, то он всё делает с любовью, отдавая миру ту самую энергию, в самом прямом метафизическом смысле. И это чувствуется. Всегда. Понимаете? (Направляется в сторону выхода.)
Мила и Давид, 1-й охранник и Женя снова смотрят друг на друга. 2-й охранник провожает взглядом Якова. Яков выходит из бургерной.
Мила (глядя в глаза Давиду): Мне кажется, его стоило остановить.
Давид: Зачем?
Мила: Не знаю. Кто будет тут всё восстанавливать?
Женя (глядя 1-му охраннику в глаза): Да. Если бы он не нарисовался тут со своими претензиями, мы бы не подрались. И вы бы не приехали…
Давид отводит глаза от Милы, обращает внимание на Женю и 1-го охранника.
Давид: А вот охрана и будет всё восстанавливать.
2-й охранник: Мы-то чё?
Давид: Если бы вы приехали раньше и выкинули его отсюда, погрома бы не случилось.
1-й охранник: Да кого выкидывать, это ж больной, чудик с нашего двора, знаю я его, Яшка-Любовник погоняло, полоумный. Он за девкой одной ухаживал, потом от гопника её получил по башке, с тех пор на учёте в психдиспансере…
Давид: Чудик, не чудик, а вы нанесение материального ущерба не предотвратили. Наш шеф свяжется с вашим шефом в ближайшее время.
Мила (гладит Давида по руке): Тише-тише, разберёмся.
Давид: Да я спокоен. Просто свою работу нужно делать с любовью.
Охранники (почти что хором): К кому?
Мила: Ни к кому, а вообще с любовью.
2-й охранник: Это претензия?
Мила: Нет, это вопрос, вы любите то, что вы делаете?
1-й охранник (2-му охраннику): Понятно. Пошли, короче, сами разберутся, а мы на дежурстве.
Охранники перелезают через прилавок, направляются к выходу.
Женя: Заезжайте к нам, как проголодаетесь.
1-й охранник: Обязательно.
2-охранник пытается открыть входную дверь – безуспешно. 1-й охранник пытается открыть дверь – безуспешно.
1-й охранник: Да он вас тут закрыл, по ходу.
2-й охранник: Да он и нас тут вместе с ними закрыл.
К выходу подходят Давид, Мила и Женя и вместе с охранниками (то вместе, то по очереди) пытаются открыть дверь – тщетно.
Давид: Да без толку. Палку какую-нибудь засунул.
Голос Якова: Верно, засунул.
Давид: Ты там, что ли? Ну-ка открывай, не смешно.
В дверях появляется силуэт Якова.
Яков: Я не могу открыть дверь.
1-й охранник: Это почему? Открывай давай, а то ребят наших сейчас ещё вызовем! И психушку тебе.
Яков: То есть я могу открыть, но только при условии.
Давид: Какие ещё условия?
Яков: Вы, Давид, говорите сейчас о своих чувствах Миле. Охранник, который Женю обнимал, возьмёт у Жени телефон. Другой охранник захочет после дежурства сразу домой пойти, ко всё ещё любимой жене. Выполните условия, открою.
Мила и Женя выжидательно смотрят на мужчин. 2-й охранник бросает взгляд на свою руку с обручальным кольцом на безымянном пальце.
Давид (тихо всем присутствующим): Точно дебил, думает, у нас служебного выхода нет.
1-й охранник: Я ж сразу сказал. Показывай, где выход ещё.
Давид: Через кухню пошлите.
Давид и охранники идут на кухню, Мила и Женя рассеянно смотрят им вслед. Давид и охранники скрываются в кухне.
Яков: Ну, и что там?
Женя пожимает плечами.
Мила: Ничего.
Голос Давида: Э! Стой там, сейчас полиция приедет, будем протокол составлять.
Силуэт Якова исчезает из дверей.
Голос 1-го охранника: Стой, сосед! Стрелять не буду!
Мимо двери проскальзывают силуэты Давида и охранников, слышны быстрые удаляющиеся шаги. Мила и Женя подходят к прилавку, начинают убираться.

Занавес

Горынин Антон

Антон Валерьевич Горынин родился в 1986 году в городе Оренбурге. Окончил Оренбургский государственный педагогический университет. Автор прозаических и драматургических произведений. Пьесы неоднократно становились финалистами международных драматургических конкурсов. Лирическая комедия «Серая пьеса» вошла в очередной номер электронного «Дайджеста лучших пьес России». Победитель регионального литературного конкурса «Оренбургский край. XXI век - 2015» в номинации «Новые имена». Лучший прозаик по итогам Межрегионального семинара-совещания молодых писателей «Мы выросли в России» 2016 года. Автор двух книг, член Союза российских писателей.

Другие материалы в этой категории: « Сражение